Перейти к содержимому


ratisbons.com
Фотография

Мурманский военный госпиталь


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В теме одно сообщение

#1 OFFLINE   Михаил Шемяков

Михаил Шемяков

    Активный участник Форума

  • Пользователь
  • PipPipPipPip
  • 1 572 сообщений
  • 54 тем
    Last Visit Сегодня, 18:37
  • Город:Сыктывкар

Отправлено 17 Октябрь 2016 - 15:39

А. И. Алексеев
 
К истории Мурманского военного госпиталя (к 75-летию со дня основания)
 
Мурманский военный госпиталь сформирован на основании директивы управления ВМС РККА № 353557 от 9 июля 1933 г.1 под названием «Мурманский военно-морской госпиталь». Это был первый и главный госпиталь только что образованной Северной военной флотилии. Первоначально он был развернут в одном из деревянных бараков
на базе Мурманской городской больницы. Емкость его составляла 50 коек.
 
Организаторами госпиталя были начальник санитарного отдела флотилии Правдин, и начальник госпиталя Тюриков, а первыми известными нам работниками — врач Стекунова и три вольнонаемных медицинских сестры.2
 
В первые годы существования госпиталь был оснащен недостаточно: не было своего рентгенкабинета, лаборатории, аптеки и физиотерапевтической аппаратуры. В сложных случаях врачи госпиталя обращались за помощью к коллегам из лечебных учреждений города.3
 
Тем не менее, наряду с госпитализацией и лечением больных с кораблей и отдаленных точек береговой обороны, госпиталь оказывал консультативную помощь врачам и фельдшерам кораблей и частей. В специально отведенное время проводился поликлинический прием. Медицинское освидетельствование молодого пополнения, прибывающего на флот, осуществлялось комиссией из врачей госпиталя и врачей гражданских лечебных учреждений.
 
В 1935 г. госпиталь из помещения городской больницы был переведен в помещение железнодорожной поликлиники. Была сформирована самостоятельная хорошо обеспеченная аптека, выделены отделения: терапевтическое и хирургическое с операционной. Госпиталем в это время руководил врач Шиперович, начальником аптеки был первый на Северной военной флотилии фармацевт Мамаев, в административно-хозяйственной части работали
военфельдшеры Холодай и Медведев.4
 
Хорошо оснащенный медицинским имуществом, снабженный медикаментами, постоянно улучшающий организацию лечебного процесса, привлекающий для консультаций врачей-специалистов железнодорожной поликлиники, активно осваивавший физиотерапевтические методы лечения, Мурманский военный госпиталь завоевал авторитет не только у военных моряков, но и у гражданского населения. «Руководители города предпочитают оперироваться у нас»,— говорили с гордостью работники госпиталя про свою часть.5
 
В том же году согласно приказу командующего и военного комиссара Северной военной флотилии сформировано 50-коечное отделение Мурманского госпиталя в г. Полярный, которое в июне 1936 года было преобразовано в самостоятельный военно-морской госпиталь.6
 
Однако госпиталь испытывал недостаток в врачах-специалистах: до 1937 г., кроме терапевта и хирурга, их не было. Поэтому специализированная медицинская помощь не оказывалась.7 При необходимости по-прежнему прибегали к помощи врачей города, анализы также проводились в гражданской лаборатории. Пациентов, нуждающихся в специализированном лечении, направляли в Ленинград и другие города.
 
С преобразованием флотилии во флот изменился и штат госпиталя.
 
В 1937–1938 гг. медико-санитарное управление Военно-Морского Флота направило на Север призванных из запаса врачей: хирургов Фомочкина, Павленко, Дитмана. Впервые на Северном флоте появились врачи других специальностей: ЛОР-специалист Бенкул, невропатолог Лукин, дерматолог Ромашкин, врачи-лаборанты Швидко, Горфинкель, терапевты Петров, Любарский. В этот же период на флот прибыли кадровые военные врачи, окончившие Военно-медицинскую академию: М. С. Попов, Т. С. Орлов, Ковригин, Шпикин, Шушков.8
 
Накануне Зимней войны с финнами Мурманский ВМГ возглавил военврач 2 ранга Н. И. Быстров, назначенный с должности хирурга Полярнинского военно-морского госпиталя.9
 
В это время в госпитале было развернуто 75 коек. В то время как Полярнинский госпиталь и базовые лазареты оставались на штатах мирного времени, в декабре 1939 года госпиталь был развернут в помещении школы №22 до 200 коек. Хирургическое отделение возглавил хирург Чудаков. Операционный блок был обеспечен всем необходимым для производства операций. Госпиталь приобрел боевой опыт, участвуя в лечебно-эвакуационном обеспечении частей флота и Красной Армии.10 Лечение получили 578 бойцов и командиров.11
 
Госпиталь занимался также подготовкой военных врачей и военно-научной работой. Здесь прошли хорошую практическую подготовку по лечению раненых и больных десять врачей, досрочно окончивших военно-медицинские факультеты в связи с началом военных действий.12 В первых научных работах военно-морских врачей предметом изучения стали особенности клинической картины терапевтических и хирургических заболеваний в условиях Севера. Однако, вследствие отсутствия научного руководства, консультаций, необеспеченности специальной литературой эти вопросы в то время остались неразрешенными.13
 
С ноября 1940 года по апрель 1941 года помещения госпиталя были отремонтированы и переоборудованы. Необходимого оборудования и инструментов было достаточно. С 1 апреля 1941 г. по приказу Народного комиссара ВМФ госпиталь перешел на штат мирного времени — 150 коек.
 
Таким образом, к началу Великой Отечественной войны госпиталь занимал приспособленное для его нужд четырехэтажное здание школы № 22. С началом военных действий 22 июня снова был введен штат военного времени — 200 коек, из них 125 хирургических, 75 терапевтических.14 Основной поток раненых шел на военно- морские госпитали в Мурманске и Полярном. С поступлением большого количества раненых фактически развернули 285 коек.15 Раненые размещались на двухъярусных койках. Эвакуация транспортабельных проводилась ночью, при свете фонарей. После эвакуации сразу же начиналось новое массовое поступление раненых.16
 
Тринадцатого августа 1941 года при первой бомбардировке города госпиталь практически не пострадал: было лишь выбито много оконных стекол. Пятнадцатого августа в районе госпиталя упало до 10 бомб, выбило стекла в здании примерно на 30 процентов, вышло из строя водоснабжение и отопление. Тем не менее, госпиталь продолжал работать: воду подвозили в бочках, больных мыли горячей водой из «титана».
 
При бомбардировке 22 августа приблизительно в 15 метрах от госпиталя упало четыре бомбы: одна во дворе, две перед фасадом, одна метрах в пяти. Здание получило большие трещины в капитальных стенах, в некоторых местах на потолке обвалилась штукатурка, остававшиеся еще стекла выбило практически полностью.
 
К этому времени наступили холода. Условия для работы создались трудные, поэтому тяжелобольные военнослужащие из частей 14 армии были переведены в армейские госпитали, больные моряки эвакуированы в Архангельск, а легкобольные выписаны в команду выздоравливающих. Тридцатого августа приступили к оборудованию и приспособлению нового здания — школы № 17 на ул. Полярные Зори, и 2 сентября переселились вместе с больными.
 
Каменное трехэтажное здание школы было построено в 1937 г., имело центральное отопление, электрическое освещение, было обеспечено холодной, горячей водой и канализацией. Была проведена большая работа по приведению здания в надлежащее состояние и развертыванию госпиталя.
 
Все эти объекты были пущены в эксплуатацию 15 сентября. Рентгенкабинет был оборудован и смонтирован за двое суток собственными силами, лаборатория также начала работать сразу после переезда. Физиотерапевтический кабинет отдельные процедуры отпускал на другой же день после переезда, окончательно был смонтирован к 20 сентября. Установлен был также электрический автоклав. Мастерская по ремонту медицинского оборудования обеспечивала госпиталь и другие медикосанитарные учреждения СФ. К 29 сентября госпиталь был полностью переведен из старого здания в новое. Все имущество и дорогостоящая медицинская аппаратура были перевезены и установлены без поломок. Одновременно с оборудованием госпиталя осуществлялся массовый прием раненых,
проводившийся с надлежащей обработкой и оформлением документации.17
 
По штату госпиталь имел одну легковую автомашину ГАЗ М-1, три санитарных автомашины ГАЗ-АА, две грузовых автомашины ГАЗ-АА, одну грузовую автомашину ЗИС-5. Поэтому во дворе собственными силами построили тесовый гараж на четыре автомашины. К первому октября для предохранения от взрывной волны были заделаны бревнами и досками окна на трех этажах.
 
Начальствующий состав жил в квартирах или комнатах в доме ВМФ, средний и младший персонал — в своих квартирах.18 Команда краснофлотцев была размещена в отдельном помещении в полукилометре от госпиталя. При воздушном налете 15 октября смертью храбрых погибли старший кладовщик старшина 2 статьи Махов Анатолий Михайлович 1920 года рождения и шофер краснофлотец Чауров Михаил Дмитриевич 1913 года рождения.19
-----------------------------------------------------------------------------------------------
1 Центральный военно-морской архив (далее — ЦВМА). Ф. 2269. Историческая справка по Мурманскому ВМГ № 74, с. 1. Составлена в архиве СФ 22.10.63.
2 Архив военно-медицинских документов Военно-медицинского музея МО РФ (далее — АВМД). Ф. 5694, оп. 48262, д. № 15, л. 32.
3 АВМД. Ф. 5694, оп. 48262, д. № 15, л. 33.
4 АВМД. Ф. 5694, оп. 48262, д. № 15, л. 34.
5 АВМД. Ф. 5694, оп. 48262, д. № 15, л. 35.
6 Военно-морской клинический госпиталь Северного флота.— С. 2 
7 АВМД. Ф. 5694, оп. 48262, д. № 15, л. 38.
8 АВМД. Ф. 5694, оп. 48262, д. № 15, л. 39.
9 АВМД. Ф. 5694, оп. 48262, д. № 15, л. 45.
10 АВМД. Ф. 5694, оп. 48262, д. № 15, л. 47.
11 АВМД. Ф. 5694, оп. 48262, д. № 15, л. 49.
12 АВМД. Ф. 5694, оп. 48262, д. № 15, лл. 27–57. Краткий исторический обзор развития медико-санитарной службы СФ. Составил майор медицинской службы Чумаков В. В. 21 июля 1943 г. 
13 АВМД. Ф. 5694, оп. 48262, д. № 15, л. 46.
14 АВМД. Ф. 5694, оп. № 47846, № 11, л. 10.
15 АВМД. Ф. 5694, оп. № 48264, № 1, л. 229.
16 Воспоминания Ю. А. Черновой (Мороз).— ВММ СФ.— Фонд «74 военно-морской госпиталь».
17 ЦВМА. Ф. 2269, оп. 8320, д. № 2 (приказы по госпиталю, 9.01.42-31.12.42), л. 171.
18 АВМД. Ф. 5694, оп. № 48264, № 1, л. 248.
19 Именной список безвозвратных потерь личного состава по Мурманскому ВМГ СФ за 15.10.41. АВМД. Ф. 5694, оп. № 47846, № 11, л. 282.

 


Сообщение отредактировал Михаил Шемяков: 17 Октябрь 2016 - 15:41


#2 OFFLINE   Михаил Шемяков

Михаил Шемяков

    Активный участник Форума

  • Topic Starter
  • Пользователь
  • PipPipPipPip
  • 1 572 сообщений
  • 54 тем
    Last Visit Сегодня, 18:37
  • Город:Сыктывкар

Отправлено 17 Октябрь 2016 - 16:07

По штату было по-прежнему 200 коек, но предполагалось, что оно может быть увеличено до 500.20 К 12 сентября госпиталь насчитывал 290 коек, а к 1 января 1942 г.— 350. По профилю госпиталь был преимущественно хирургическим. Раненые поступали из частей РККА и НКВД, в четвертом квартале — главным образом из морской пехоты СФ, соматические больные — из плавсостава, береговых частей и береговой обороны флота. С началом движения северных конвоев и усилением атак на них германских сил стали поступать раненые и с иностранных судов.

 

Начальник хирургического отделения военный врач 2 ранга Слуцман и военный врач 3 ранга Суринина вдвоем вели всех хирургических больных. Первого декабря 1941 года было выделено второе хирургическое отделение. Его начальником был назначен военный врач 2 ранга Казаков.

Начальник рентгенологического отделения военный врач 2 ранга Гутман работал в госпитале с января 1940 года. Он помогал врачам-рентгенологам организовывать новые рентгенкабинеты в частях СФ, осваивать рентгенодиагностику, приводить в порядок неисправную рентгеновскую аппаратуру и организовывать рентгенкабинеты из собственных ресурсов. Так, из разномарочных деталей он по собственной инициативе собрал аппарат и открыл рентгенкабинет в инфекционном госпитале СФ.21

Двадцать девятого сентября заведовать кабинетом лечебной физической культуры была назначена военный врач 3 ранга Полозова.22

 

Зубной врач госпиталя обследовал восемь кораблей и частей СФ (514 чел.) на предмет санации. Старшая операционная медсестра Уткина выезжала на трое суток в лазарет Ваенги для налаживания работы операционного блока. В сентябре 1941 года группа из четырех врачей, двух хирургических медсестер и санитара-гипсовальщика медико-санитарного отдела СФ направлялась для усиления в армейские госпитали Кандалакши. Все вернулись с благодарностью за успешную работу и помощь.23

Начальник лаборатории военный врач 3 ранга Прохоров оказался вполне подготовленным начальником отделения. Военный врач 3 ранга Евтин прибыл в госпиталь 1 июля 1941 года и за короткое время развернул в госпитале бактериологическое отделение, поставил на должную высоту работу клинической лаборатории.24

 

В марте 1942 г. из запаса на должность патологоанатома призван военный врач 3 ранга Шварцер, но, в связи с малой загрузкой по должности, он работал в терапевтическом отделении.25

Своим успехом в работе коллектив госпиталя считал себя обязанным главному хирургу СФ военному врачу 1 ранга Д. А. Арапову, который в первые же дни войны познакомил врачей с современными новейшими методами лечения боевых ранений и внедрил их в работу госпиталя. Повседневным руководством и участием в работе госпиталя он добился того, что не только кадровые, но и мобилизованные врачи полностью овладели методами лечения огнестрельных переломов, диагностики и лечения анаэробной инфекции. По его инициативе был изучен вопрос о ранней рентгенодиагностике анаэробной инфекции, проведена экспериментальная работа.26

Продолжалась учебная работа: врачи частей проходили месячное рабочее прикомандирование, фельдшера — недельное. Пятого марта 1942 года при госпитале организованы курсы усовершенствования медицинского состава со сроком обучения 2,5 месяца. Несколько десятков молодых врачей пополнили знания в области военно-полевой хирургии, освоили новые принципы лечения ран и их осложнений.27

В ночь с 6 на 7 марта 1942 года ураганом госпиталю был причинен ущерб, сравнимый с ущербом от бомбардировки: распахнуты окна, выбиты
стекла, сорвано несколько листов кровли, оборваны электрические и телефонные провода, прекратилась подача воды. Аварийная электростанция, располагавшаяся в незапертом помещении, оказалась засыпана снегом, керосиновых ламп и свечей не хватало. Только благодаря распорядительности, умелым и быстрым действиям дежурного хирурга военврача 2 ранга В. С. Преображенского, окна были заделаны и налажено временное освещение керосиновыми лампами и свечами.28

 

В апреле-мае 1942 года Северный флот провел десантную операцию в Мотовском заливе. В связи с этим госпиталь развернул 1000 коек.29 Ввиду перегрузки сроки пребывания раненых были сокращены за счет эвакуации в тыл страны. Другой причиной эвакуации была неспокойная обстановка, сложившаяся в прифронтовом районе. Начиная с весны 1942 года, авиация противника стала наносить массированные удары по Мурманску. Поэтому восемнадцатого июля 1942 года первый эшелон госпиталя был перебазирован в Тюва-губу.30 Часть материальных ценностей осталась в Мурманске. Охранять их осталась группа краснофлотцев под командованием старшины 2 статьи Сигачева и старшего сержанта Бровкина.

 

Циркуляром начальника Главного штаба Военно-Морского Флота № 0801 от 28 августа 1942 года Мурманский ВМГ переименован в 74-й ВМГ.31 Главным госпиталем флота стал ВМГ в Полярном.32

 

Согласно решению Военного Совета СФ, в связи с массовыми налетами фашистской авиации с целью разрушения Мурманска госпиталь в период с 30 декабря 1942 года по 30 января 1943 года полностью передислоцирован в поселок Тюва-губа. Первая группа раненых на новом месте была принята 6 февраля 1943 года.

 

На новом месте дислокации в августе 1942 г. прежде всего соорудили плотину и водопровод.33 Стационар располагался в двух деревянных рубленых двухэтажных восьмиквартирных домах постройки 1939 года — бывших квартирах Мурманрыбы. В первые годы войны их занимали сухопутные части в период отдыха или учений, поэтому дома были в плохом состоянии. В третьем здании размещались штаб госпиталя и продпищеблок.34 Здания имели электрическое освещение, выгребные уборные и печное отопление, но были холодными, требовали много топлива для обогрева.

 

В этих домах были произведены приспособительные переделки, работы по устройству водопровода и канализации. Приемный покой был размещен отдельно от основных госпитальных помещений, на расстоянии около полукилометра на пути от причалов к корпусам госпиталя. Дорога в дождь и оттепель была плохой. Сам приемный покой занимал небольшую комнату площадью 10 кв. м, примыкающую к просторному помещению, превращенному в душевую и баню с отдельной парной. Эта же баня в утренние часы служила грязелечебницей. Впервые на Северном флоте по инициативе майора медицинской службы Анищенко был введен метод грязелечения, давший хорошие результаты. В качестве грязи использовался торф.35 Другая половина здания, занятого приемным покоем и баней, была приспособлена под прачечную. Чердак служил для сушки белья. Административно-хозяйственная служба госпиталя, кают-компания, столовая краснофлотцев, камбуз и библиотека занимали весьма легкое по постройке и холодное помещение павильонного типа на пригорке между приемным покоем и корпусами госпиталя. Складские помещения были разбросаны по поселку. Для некоторых складов были использованы случайные помещения вроде сколоченных из досок шалашей.

 

В подсобном хозяйстве было четыре головы крупного рогатого скота. На котловое довольствие широко использовались дикорастущие грибы, ягоды, в достаточном количестве была свежая рыба.36 Каждому работнику было предписано в нерабочее время заготовить 8–10 кг ягод и 5 кг грибов.37

 

Первого июля 1943 года 74-му ВМГ была подчинена Мурманская базовая поликлиника, а первого декабря — также дом отдыха базы Краснознаменной бригады подводного плавания 38, располагавшийся тоже в Тюва-губе.39 В системе лечебных учреждений медико-санитарной службы флота госпиталь имел задачу обеспечить боевую деятельность частей и кораблей путем оказания квалифицированной медицинской помощи личному составу и возвращения его в строй в кратчайшие сроки.40 Но, находясь несколько в стороне от путей эвакуации 41,госпиталь работал с недогрузкой из-за нехватки помещений, преимущественно как туберкулезный: 25 ноября 1943 года в нем было развернуто туберкулезное отделение на 50 коек.42

 

Личный состав размещался скученно: офицеры — по три–четыре человека в комнатах восьмиквартирного дома, в котором для жилья было отведено лишь несколько комнат. Краснофлотцы-мужчины были размещены в землянке на расстоянии около километра от помещений госпиталя. Устроить ее ближе не позволял характер грунта. Краснофлотцы-девушки сначала размещались тоже в землянке, медсестры — в кубрике 43, вольнонаемные — в общежитии.44 Позже краснофлотцев-девушек разместили в комнатах по восемь и десять человек, для чего были установлены двухъярусные койки. Еще 30 мая 1942 года медсестры, призванные на военную службу по мобилизации, были переведены на казарменное положение.45 В строевом отношении их свели в отделение, не подчиненное старшине команды. Наряду с работой по специальности они несли строевую службу: стояли вооруженными дневальными на посту у входа в госпиталь, патрулировали на территории госпиталя в Тюва-Губе по четыре часа зимой и летом.46 Два раза в неделю с ними проводились занятия по изучению воинских уставов 47, а по средам — занятия по специальности.48 В дальнейшем отделение было преобразовано в команду.49 Шестого декабря 1943 года вновь назначенный командир М. С. Попов «в соответствии с приказом начальника медико-санитарного отдела СФ провел строевой смотр личного состава с проверкой строевого шага, четкости командного языка и внешнего вида, воинского приветствия, подгонку и содержание обмундирования и знаков различия».50

Сообщение с внешним миром поддерживалось с помощью рейсового мотобота, осуществлявшего рейсы между Полярным, Тюва-губой и Кувшинской Салмой. Рейсы, вполне регулярные в 1943 году, к весне 1944 года все чаще стали отменяться, что все более затрудняло сообщение. Часто приходилось пользоваться случайным транспортом.51

 

Базируясь в Тюва-губе, госпиталь получал недостаточно дров, что заставило перейти на самозаготовку. Для экономии дров и электроэнергии была установлена норма температуры в помещениях: в жилых — 16 градусов, в лечебных — 18 градусов.52 Тем не менее, помывка производилась не реже, чем 1 раз в 7 дней.

 

В мае 1944 в связи с постановлением правительства о возобновлении занятий в школах было принято решение передать школу № 17 в распоряжение Гороно, а под 74-й ВМГ занять школу № 22. В отведенной для него школе № 22 уже с весны шли работы по ремонту. Новое здание госпиталя было довольно вместительным каменным четырех-этажным зданием школьного типа, с центральным водяным отоплением, что позволяло разместить все подразделения в одном корпусе. Однако для приведения здания в пригодное состояние требовался большой ремонт, т. к. оно было очень запущено: в течение зимы 1943–1944 гг. ее занимала команда стоявшего в капитальном ремонте сторожевого корабля «Смерч». Но к середине июля ремонт в основном был закончен. В июне-июле 1944 года госпиталь передислоцирован в Мурманск 53, где в дальнейшем работал как хирургический. С первых чисел октября в связи с подготовкой к боям по освобождению Советского Заполярья началось усиленное развертывание хирургических коек.

 

В ходе Петсамо-Киркенесской операции в Мурманск было эвакуировано большое количество раненых из частей 14-й армии. Большинство их получили квалифицированную и специализированную помощь своевременно. Их лечение проходило уже в спокойной обстановке тылового города.54

 

Боевой путь госпиталя закончился с окончанием Петсамо-Киркенесской операции. Он входил в состав Действующей армии с 22 июня 1941 по 15 ноября 1944.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

20 АВМД. Ф. 5723, оп. 5233, д. № 1, л. 1.
21 АВМД. Ф. 5694, оп. № 48264, № 1, лл. 243, 247.
22 АВМД. Ф. 5694, оп. № 48264, № 1, л. 241.
23 АВМД. Ф. 5694, оп. № 48264, № 1, л. 244.
24 АВМД. Ф. 5694, оп. № 48264, № 1, л. 245.
25 АВМД. Ф. 5694, оп. № 48264, № 1, л. 385/об.
26 АВМД. Ф. 5694, оп. № 48264, № 1, лл. 240–241, 246.
27 АВМД. Ф. 5694, оп. № 48264, № 1, лл. 17, 249, 385/об.
28 ЦВМА. Ф. 2269, оп. 8320, д. № 2, л. 38–39.
29 Очерки истории советской военной медицины. Под. Ред. Д. Д. Кувшинского и А. С. Георгиевского.— Л.: Медицина, 1968.— С. 402–403.

30 ЦВМА. Ф. 2269, оп. 8320, д. № 2, л. 139.
31 ЦВМА. Ф. № 2269. Историческая справка по Мурманскому ВМГ № 74, с. 1/об.
32 Очерки истории советской военной медицины. Под. Ред. Д. Д. Кувшинского и А. С. Георгиевского.— Л.: Медицина, 1968.— С. 403.
33 ЦВМА. Ф. 2269, оп. 8320, д. № 2, л. 146.
34 АВМД. Ф. 5723, оп. 5233, д. № 1, л. 3.
35 АВМД. Ф. 5723, оп. 5233, д. № 1, л. 127.
36 АВМД. Ф. 5694, оп. 48262, д. № 15, л. 100.
37 ЦВМА. Ф. 2269, оп. 8320, д. № 2, л. 154.
38 АВМД. Ф. 5723, оп. 5233, д. № 1, л. 7.
39 ЦВМА. Ф. 2269, оп. 8320, д. № 3, лл. 117, 122.
40 АВМД. Ф. 5694, оп. 48262, д. № 15, л. 98.
41 АВМД. Ф. 5694, оп. 48262, д. № 15, л. 98/об.
42 АВМД. Ф. 5723, оп. 36112, д. № 1, лл. 3–3/об.
43 ЦВМА. Ф. 2269, оп. 8320, д. № 2, л. 163.
44 ЦВМА. Ф. 2269, оп. 8320, д. № 3, л. 19.

45 ЦВМА. Ф. 2269, оп. 8320, д. № 2, л. 107.
46 Воспоминания Ю. А. Черновой (Мороз).— ВММ СФ.— Фонд «74 военно-морской госпиталь».
47 ЦВМА. Ф. 2269, оп. 8320, д. № 2, л. 171.
48 ЦВМА. Ф. 2269, оп. 8320, д. № 2, л. 174.
49 ЦВМА. Ф. 2269, оп. 8320, д. № 3, л. 2.
50 ЦВМА. Ф. 2269, оп. 8320, д. № 3, л. 108.
51 АВМД. Ф. 5723, оп. 36112, д. № 1. лл 4, 4/об.
52 ЦВМА. Ф. 2269, оп. 8320, д. № 3, л. 95.
53 АВМД. Ф. 5694, оп. 48262, д. № 15, л. 72/об.
54 Очерки истории советской военной медицины. Под. Ред. Д. Д. Кувшинского и А. С. Георгиевского.— Л.: Медицина, 1968.— С. 405.


Сообщение отредактировал Михаил Шемяков: 17 Октябрь 2016 - 16:20





ratisbons.com
Информационные страницы

Лучший Форум военных коллекционеров