Перейти к содержимому


FrontMedal.com - Предметы Коллекционирования Военной Истории ratisbons.com eaglesvictoria.com
Фотография

6-я Горная дивизия СС "НОРД"


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 21

#1 OFFLINE   sseregabat

sseregabat

    Участник Форума

  • Пользователь
  • Pip
  • 92 сообщений
  • 4 тем
    Last Visit 27 Авг 2015 13:46

Отправлено 28 Июнь 2011 - 17:00

6-я горная дивизия СС «Норд»

6. SS-Gebirgs-Division „Nord“

Эмблема дивизии Изображение
Годы существования сентябрь 1942 - апрель 1945
Страна Третий рейх
Тип спецназ
Девиз "Моя честь называется «верность»" (нем. «Meine Ehre hei?t Treue»)

6-я горная дивизия СС «Норд» (нем. 6. SS-Gebirgs-Division „Nord“) сформирована в сентябре 1942 года в Финляндии как горная дивизия СС «Норд» из дивизии СС «Норд». При нумерации дивизий войск СС дивизия получила 22 октября 1943 номер 6. Дивизия сдалась американским частям в апреле 1945 года в Баварии.

Возникновение

28 февраля 1941 года в северной Норвегии была образована оперативная группа войск СС «Норд», с численностью бригады, состоявшая из полков соединений СС «Мёртвая голова» номер 6, 7 и 8. После объявления Финляндией войны Советскому Союзу 25 июня 1941 года эта группа не смогла прорвать позиции Красной Армии и была отброшена, что повлекло за собой потерю боевого духа войск. До сентября 1941 года группа была усилена до дивизии, прежде чем была преобразована в горную дивизию СС.

Хронологически порядок переименования был следующим:
март 1941: «SS-Kampfgruppe „Nord“»
июнь 1941: «SS-Division „Nord“»
май 1942: «SS-Gebirgs-Division „Nord“»
октябрь 1943: «6.SS-Gebirgs-Division „Nord“»
Использование

Дивизия воевала большую часть войны в Северной Европе (Финляндия и Норвегия). Однако в начале 1945 года она была переброшена на Западный фронт и воевала в Эльзас-Лотарингии и западной Германии. В апреле 1945 оставшиеся силы дивизии были присоединены к составу в экстренном порядке и в крайне сжатые сроки формировавшейся 38-й дивизии «Нибелунген».

Организация




11-й горно-егерский полк СС «Рейнхард Гейдрих» (нем. SS-Gebirgs-Jäger-Regiment 11 «Reinhard Heydrich»)
12-й горно-егерский полк СС «Михаэль Гайсмайр» (нем. SS-Gebirgs-Jäger-Regiment 12 «Michael Gaißmair»)
6-й горно-артиллерийский полк СС (нем. SS-Gebirgs-Artillerie-Regiment 6)
5-й мотопехотный полк СС (нем. SS-Infanterie-Regiment (mot) 5)
9 пехотный батальон СС (нем. SS-Infanterie-Bataillon 9)
506 гренадерский батальон СС (нем. SS-Panzer-Grenadier-Bataillon 506)
6 мотострелковый батальон СС «Норд» (нем. SS-Schützen-Bataillon «Nord» (mot) 6)
6 зенитный батальон СС (нем. SS-Flak-Abteilung 6)
6-й моторизованный горный разведбатальон СС (нем. SS-Gebirgs-Aufklärungs-Abteilung (mot) 6)
6-й батальон связи СС (нем. SS-Gebirgs-Nachrichten-Abteilung 6)
6-й сапёрный горный батальон СС (нем. SS-Gebirgs-Pionier-Bataillon 6)
6-й лыжный (егерский) батальон СС «Норвегия» (нем. SS-Ski(Jäger)-Bataillon «Norge»)
6-й батальон реактивных миномётов СС (нем. SS-Werfer-Abteilung 6)
6-й запасный батальон СС (нем. SS-Feldersatz-Bataillon 6)
6-я рота пропаганды СС (норвежская часть) (нем. SS-og-Polit-Kompanie (norwegische Einheit))
6-я батарея штурмовых орудий СС (нем. SS-Sturmgeschütz-Batterie 6)
войска при штабе (нем. Divisionstruppen)
6-й ремонтный батальон СС (нем. SS-Instandsetzungs-Abteilung 6)
6-й горный санитарный батальон СС (нем. SS-Gebirgs-Sanitäts-Abteilung 6)
6-й батальон снабжения СС (нем. SS-Wirtschafts-Bataillon 6)
6-е подразделение управления СС (нем. SS-Verwaltungstruppen-Abteilung 6)
6-е кинологическое подразделение СС (нем. SS-Feldhundetruppen-Abteilung 6)
6-я рота обмундирования СС (нем. SS-Bekleidungs-Kompanie 6)
6-я ветеринарная рота СС (нем. SS-Veterinär-Kompanie 6)
6-й горный взвод корректировщиков СС (нем. SS-Gebirgs-Kriegsberichter-Zug 6)
6-й взвод полевой жандармерии СС (нем. SS-Feldgendarmerie-Zug 6)

Командиры




12 июня 1940 — 25 мая 1941 бригадефюрер СС Рихард Херрманн
25 мая 1941 — 1 апреля 1942 группенфюрер СС Карл Демельхубер
1 апреля — 14 июня 1942 оберфюрер СС Ганс Шайдер
14 июня — 15 октября 1942 бригадефюрер СС Маттиас Кляйнхайстеркамп
15 октября 1942 — 14 июня 1943 группенфюрер СС Лотар Дебес
14 июня 1943 — 23 августа 1944 обергруппенфюрер СС Фридрих-Вильгельм Крюгер
23 августа −1 сентября 1944 бригадефюрер СС Густав Ломбард
1 сентября 1944 — 3 апреля 1945 группенфюрер СС Карл Хайнрих Бреннер
3 апреля — 8 мая 1945 штандартенфюрер СС Франц Шрайбер

Награждённые Рыцарским крестом Железного креста

Рыцарский Крест Железного креста (5)
Готлиб Ренц — 12 августа 1944 — штандартенфюрер СС, командир 6-го мотострелкового батальона СС.
Гюнтер Деген — 7 октября 1944 — гауптштурмфюрер СС, командир 1-го батальона 11-го горно-егерского полка СС.
Фридрих-Вильгельм Крюгер — 20 октября 1944 — обергруппенфюрер СС, командир дивизии.
Франц Шрайбер — 26 декабря 1944 — штандартенфюрер СС, командир 12-го горно-егерского полка СС.
Карл Генрих Бреннер — 31 декабря 1944 — генерал-лейтенант войск СС, командир 12-го горно-егерского полка СС.



#2 OFFLINE   sseregabat

sseregabat

    Участник Форума

  • Topic Starter
  • Пользователь
  • Pip
  • 92 сообщений
  • 4 тем
    Last Visit 27 Авг 2015 13:46

Отправлено 28 Июнь 2011 - 17:01

9-й МОТОРИЗОВАННЫЙ ПЕХОТНЫЙ ПОЛК СС "МЁРТВАЯ ГОЛОВА" В СЕВЕРНОЙ ФИНЛЯНДИИ 1941 г.


В апреле 1941 г. SS-Standarte 9 / "Киркенес" (бывший Sonder-Bataillon "Reitz") был переименован в 9 пехотный полк СС-Тотенкопффербанде (Rgt.Kdr SS-Obersturmbannfuhrer Ernst Deutsch) в Северной Норвегии. Полк был официально приписан к SS-Kampfgruppe Nord весной 1941 г., но в действительности так и не участвовал в боевых действиях в ее составе.

Горнострелковый корпус Норвегия (Gebirgs-Armeekorps Norwegen) наступал на мурманском направлении.

В июле 1941 г 9 полк СС был переведен в подчинение 2.Горнострелковой дивизии армейского корпуса Норвегия, далеко на севере Финляндии для продолжения остановленного у р.Западная Лица наступления на Мурманск. Наступление провалилось, несмотря на некоторые успехи в самом начале, а полк понес огромные потери.

9 полк СС у Kестеньги

3й финский армейский корпус сумел подойти ближе к Мурманской железной дороге у дороги Kуусамо - Kестеньга, в июле-августе 1941 г армия получила подкрепление. Вся дивизия СС "НОРД" постепенно двигалась от дороги Салла - Кандалакша на помощь финской дивизии J (ранее называемой ГРУППА J), пытаясь добраться до важной железной дороги. По причине очень плохих путей для доставки припасов и суровых условий объединенные финско-немецкие войска не смогли выбить более сильные советские позиции.

Политика (дипломатия США посоветовала финнам не нападать на МЖД), а также тяжелые потери начали тормозить финские усилия. Немецкие войска понесли еще более тяжкие потери, по причине неподходящей тактики и отсутствия опыта лесных боев. Последняя серьезная попытка наступления на МЖД началась 11.1941. Для этого 9 моторный пехотный полк армии СС был брошен к Kестеньге и переведен в подчинение финской дивизии J.

Начало наступления было более успешным, т.к. финны смогли с легкостью достичь намеченные цели. Атаки немцев были остановлены, как и раньше, советским сопротивлением из полевых укреплений. Немцам пришлось трудно на финских землях, а суровые морозы привели к страшным обморожениям среди них. Особенно специально обученный и вооруженный батальон Sumpf, который также был переброшен от фронта Салла вместе с 9 моторизованным пехотным полком СС пострадал от холода, недостатка палаток и зимней одежды.

Советская армия получила подкрепление, новоприбывшая 88 стрелковая дивизия начала наступление на открытые фланги. Т.к. немцы не смогли достичь поставленные цели, атака была остановлена, и финны отступили на более удобные позиции. Командующий 3м финским армейским корпусом генерал-майор Сииласвуо сообщил командованию корпуса Норвегия, что атаку продолжать было невозможно без должного подкрепления, включая 1 полную финскую дивизию.

К тому моменту финский командующий уже получил от финского верховного главнокомандования (маршала Маннергейма) неофициальное устное распоряжение остановить все последующие атаки. Генерал-майор Сииласвуо не мог никому сообщить об этом распоряжении, которое позже причинило ему много неприятностей, но оно же было причиной, почему он решил вести финских солдат в Лапландской войне с немцами осенью 1944.

После того, как наступление было остановлено, в конце ноября 1941 г. немцы отвели 9 полк СС и прочие временные подкрепления от линии фронта. Полк был выведен из Финляндии в конце 1941 - начале 42 и переведено в Ленинградскую обл.

#3 OFFLINE   sseregabat

sseregabat

    Участник Форума

  • Topic Starter
  • Пользователь
  • Pip
  • 92 сообщений
  • 4 тем
    Last Visit 27 Авг 2015 13:46

Отправлено 28 Июнь 2011 - 17:04

БОЕВОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ДЕВЯТОГО ПЕХОТНОГО ПОЛКА СС В РАЙОНЕ ЛИЦЫ

Девятый пехотный полк СС с начала войны подчинялся командованию армии в Норвегии и выполнял задачи по охранению и обеспечению, оставался в рамках операции "Фишцуг", после отступления боевой группы НОРД на юге финской Лаппландии, в районе Варангер. Об операции "Фишцуг" и последующем боевом использовании девятого пехотного полка СС на фронте в районе Лицы - пишет Вильгельм Гесс, который в 1941 году был квартирмейстером (начальником тыла) горно-сторелкового корпуса в Норвегии, в своей книге "Фронт на полярном море в 1941г." (Айсмеерфронт):
" В операции "Фишцуг", начинавшейся в середине апреля, наряду с боевой группой СС "НОРД", действовавшей на юге финской Лаппландии, в районе Порсангер - Фьорд должны были использоваться два пехотных полка, артиллерийский дивизион и один батальон связи; там в начале июня они должны были собраться в по направлению к Киркенесу, чтобы затем выступить в Финляндию. Но в районе Порсангер-Фьорда они должны были долго ждать пока улучшится обстановка на дорогах и пройдет ледоход на реке Тана и наконец 7 июня они выступили в г. Рованиеми в распоряжение командования армии. Движение этой боевой группы через район горно-стрелкового корпуса было возможным благодяря отказа шведов от сопротиавления, и это так же дало возможность осуществить перевозку войск из Норвегии в Финляндию по транзитному пути. Таким образом эта группа сделала громадный крюк около 1500 км. Ее третий полк как и прежде оставался в районе Сёр-Варангера....."



"Командование армии Норвегия,-" пишет Вильгельм Гесс, "должно было по замыслу верховного командования Вермахта, сохраняя свои задачи по охране в Норвегии с находившимися там избыточными силами из финской Лаппландии, несколькими штурмовыми группами провести наступление на железную дорогу Мурмана, чтобы таким образом исключить вступление Советских войск в гг. Кандалакшу и Мурманск. Наряду с этими боевыми подразделениями в этой операции должны были быть задействованы финнский корпус (III. армейский корпус совместно с 3. и 6. пехотными дивизиями) из раойна Куусамо в направлении Кестеньга-Лоухи, 150 км севернее этого фронта должны были действовать XXXVI. армейский корпус совместно со 169 пехотной дивизией и боевой группой СС НОРД из района Кемиярви в направлении Салла - Кандалакша и приблизительно в 400 км от прямой (кратчайшей) линии к северу от этого района, горно-стрелковый корпус должен был выступить из района Остфиннмаркен через Петсамо в направлении Мурманска....".



Существенными предпосылками для удачного исхода этой операции было открытие дороги ЛИЦА - МУРМАНСК, это было также целью, которая, как пишет Вильгелм Гесс, не была достигнута. Две энергично проведенные атаки на Лицу (смотри карту) не принесли желаемого успеха. "11 августа 1941 года генерал-лейтенант Варлимонт от главного командования вермахта, и 5 сентября генерал артиллерии Альфред Йодль совместно с тогдашним генералом сухопутных войск при главнокомандующем Люфтваффе, генерал-лейтенант Конрадом собрались для подробного обсуждения и для обмена личными мнениями о данном регионе на фронте возле Лицы.18 августа собрались на совещание начальники армии и корпусов. 22 августа в г. Рованиеми генерал Дитл сделал подробный доклад главнокомандующему.... После оценки всех трудностей и многократного меняющихся мнений, приходящих из войск и штабов, результат всех действий можно резюмировать следующим образом: Общее положение, несмотря на неожиданное сопротивление и военный потенциал, кажется неблагоприятным; не должно случаться ослабление наступательной воли. "Главная задача" в армии должна лечь на горно-стрелковый корпус Норвегии. Возобновить атаки на Лицу. При помощи приданного Ваффен СС 388 полка уничтожить находящегося там противника..".



Какие задачи имел 9 пехотный полк СС при третьем наступлении на Лицу? Вильгельм Гесс пишет следующее:

"План наступления предусматривал занятие исходной позиции и ведение следующих боевых действий боя:

1. 3 горно-стрелковая дивизия на правом фланге была разделена на группу
выполняющую главную задачу и на вспомогательные группы. Первая группа
была расположена в 12 км, а последняя группа в 3 км юго-западнее
взорванного моста через р. Лица на ее западном берегу. Развертывание и
обеспечение должны были производиться по вновь созданным горно-
вьючным путям из района 168,9. Дорога до позиций от Херцберга была сделана
при помощи собственных сил дивизии и 405 инженерно-строительного
батальона по трудно-проходимым для грузовиков путям.

а) Группа главной задачи: усиленный 138 горнострелковый полк (Клатт),
усиленный 139 горнострелковый полк (Виндиш), 82 горно-инженерный
батальон.
должна была поэшелонно пересечь реку Западная Лица и занять проливы между
Кнырк - Ярви -Лубол и Кнырк -Ярви. и уже оттуда под прикрытием с флангов
вдоль Новой дороги атаковать высоту 329,1.
B) Вспомогательная группа: 388 усиленный пехотный полк одновременно с
основной группой на узком участке фронта в направлении Лицы должна была
занять маленькую высоту приблизительно в 4 км южнее моста через Лицу,
занять русские дороги по направлению к востоку и уже там занять исходные
позиции для проведения наступления в северо-восточном направлении,
чтобы окружить позиции противника в пункте 185,6 и его окрестностях к югу,
чтобы при необходимости можно было вести дальнейшей наступление в
направлении высот 321,9 - 322.

2. Вторая горнострелковая дивизия оставила всю западную часть плацдарма
(предмостных укреплений) (от 3 водопада Лицы до устья - 258,3 - 274,0) под
охрану 55 противотанкового дивизиона и 4 пулеметного батальона. В восточной
части лацдарма находились в полной готовности 3 наступательных группы
(слева направо):

а) Группа Хофмайстер а именно:

аа) На левом фланге восточнее лагеря Лица III. батальон 136 горнострелковый
полк вместе с I. ротой 82 инженерно-саперного батальона, 9 пехотный полк
СС без I. батальона. III. батальон 136 горнострелкового полка занял перед
полком СС гору непосредственно на восток от лагеря Лица (Фьордберг),
оттуда он развернулся на юг, чтобы оттуда начать наступление на
расположенные на юге и на юго-юго-востоке высоты. Там обединиться с
пришедшим с другого направления II. батальоном 136 горнострелкового
полка. Девятый пехотный полк СС вместе со своим III. батальоном
следовал от лагеря Лица за III. батальоном 136 горнострелкового полка,
чтобы занять высоту 173,7 и находящуюся к востоку от нее цепь холмов,
чтобы таким образом прикрыть восточный фланг дивизии до бухты Лица.
II. батальон 9 пехотного полка СС занял немного менее значимый, но
важный высотный пояс в 2 км на юго-юго-восток от лагеря Лица, без
занятия этого рубежа не возможно было провести передвижение эшелона
второго боевого порядка. Это удалось, таким образом главные силы
второго батальона обеспечивали на востоке фланговое прикрытие полка.

bb) южнее лагеря Лица 136 горнострелковый полк со II. батальоном:
136 горнострелковому полку, его II. батальону и ожидавшему в Фьордберге
III. батальону была поставлена задача захватить, освободить и удерживать
гряду холмов южнее высоты 173,7 и таким образом охранять и прикрывать
восточный фланг дивизии вглубь губы Лица до равнинного участка на
северо-восток вплоть до Ланген Зее (Лопаткинапфад). Затем полк должен
был вместе с главными силами развернуться, захватить всю низину между
Херцзее и Ланген Зее и все господствующие над данной местностью
высоты.



B) Группа фон Хенгла севернее 274,0; 137 горнострелковый полк, I. батальон 136
горно-стрелкового полка, 82 горно-саперный батальон без I. роты:
Эта группа напраления главного удара, состоящая из четырех с половиной
горнострелковых бытальонов, должна была после освобождения и охраны
восточного фланга и местности перед дорогой на губу Лопаткина, проследовать
через позиции группы Хофмайстера за 136 горнострелковым полком на высоту
200 и нанести главный удар большинством своих подразделений по уже
знакомой болотной и топкой низине северо-восточней Ланген Зее в
направлении на горный массив, восточнее дороги на Ура-губу (высота Ура). Далее
был атакован блок высот 322 - 321,9 с северо-восточной стороны , а так же и
с тыла, чтобы оттуда протянуть руку помощи 3 горнострелковой дивизии.

С самых первых дней ход боевых действий был для 2 горнострелковой дивизии достаточно драматичным. С большим подъемом 9 пехотный полк СС атаковал, и беспрепятственно при помощи 136 горнострелкового полка занял Фьордберг и выбранные в качестве цели высоты, несмотря на видимо ослабевающее сопротивление побежденного противника, который сверх всякого ожидания мог бы еще удивить атакующие войска. Третий батальон 9 пехотного полка СС 8 сентября в 17:00 достиг вершины сопки в 2 км к северо-востоку от высоты 173,7, но там они наткнулись на советские позиции и сразу же произошли ожесточенные контратаки. При этом непривычные к боевым действиям роты и подразделения получили шок и вынуждены были отойти назад от высоты 173,7, а частично, еще и на большее расстояние от этой высоты. Но все таки командир полка со своими подразделениями и быстро подтянутыми с южного склона высоты 173,7 частями II. батальона отразил все атаки противника. Чтобы предотвратить новый кризис в ночь с 8 на 9 сентября дивизия снова заняла (отвоевала) северные склоны к губе Лица силами I. батальона 137 горнострелкового полка. Батальон был привлечен только для этой цели и уже утром 9 сентября он был отведен на прежнее место. Вскоре собранный III. батальон 9 пехотного полка СС снова вступил в боевые действие. А в это время севернее него 136 горнострелковый полк устремился к своим целям и уже в обед в его руках находились высоты в 2 км южнее высоты 173,3, а также должен был выдвинуться 82 инженерно-саперный батальон, чтобы с севера и северо-востока начать наступление на маленькую высоту севернее Херцзее. Группа фон Хенгля позади группы Хофмайстер была прорвана, которой в этот день так больше и не удалось добиться успеха на горном хребте с высотой 200,0. В конце первого дня боев преобладало такое впечатление, что противник был застигнут в расплох. Артиллерийский огонь противника казался раздробленным и у противника не было ясности о направлении ударов немецких войск.
9 сентября до обеда проходила смена огневых позиций артиллерии и тяжелых орудий и кроме того подразделения занимали исходное положение для наступления. С 15:00 часов 136 горнострелковый полк провел несколько атак на южные склоны спорных высот с обозначением 200; но все они не удались. Рядом, северозападнее группы Хофмайстер, 82-ой инженерно-саперный пытался прорвать брешь на горной вершине между озерами. На ряду с III. дивизией вступил в бой и 9 пехотный полк II. дивизии. Приезд командуещего генерала дал стимул офицерам и солдатам этого полка.
10 сентября должна была начаться атака группы фон Хенгля. Признаки того, что противник укрепляет свои силы и позиции прямо перед восточным фронтом 2-ой горно-стрелковой дивизии к сожалению подтвердились. Эсминцы в бухте фьорда являлись неоспоримым доказательством десантирования сил противника. Серия контратак доказала это, 205 мотопехотный полк, который был спокойно уничтожен возле Лопаткина-бухт, был новым. Удар был нанесен в самый центр 52 мото-
пехотной дивизии. 8 сентября со второй половины дня, контратаки больше не прекращались; неоднократно это были настоящие запланированные контратаки в которых участвовали войска силами более одного батальона. Они растягивали фронт все более на восток, что было не очень хорошо для корпуса; но все же главный удар должен был быть нанесен на юге. Отвлекающие атаки на долину реки Лица, а так же на полуостров Рыбачий были тесно связаны с советской обороной (сопротивлением). Таки образом 11 сентября прошло без захвата территорий, а так же и без их потерь.
12 сентября до 13:00 часов после тяжелых боев группа фон Хенгля заняла северный склон высоты Ура. Дальнейшие действия успеха не имели, хотя на этот раз боевые действия небезуспешно поддерживали пикирующие бомбардировщики. Перед не прерывными контратаками с востока, юго-востока и юга передовые линии, должны были в ночь на 13 сентября отступить на высоту 200,0. А здесь была возможна только оборона. И чтобы хоть как-то немного улучшить плацдарм, так как атака в на юг (в южном направлении) не удалась, 2 горно- стрелковая дивизия перегруппировалась таким образом, чтобы 15 сентября, дивизия под командованием генерал-лейтенанта Кройтлера совместно со третьим батальном 137 горнострелкового полка, вторым батальоном 136 горнострелкового полка и 82 горным инженерно-саперным батальоном смогла занять высоты 263,5 и 314,9. В 4:00 утра начался штурм высот. До 11:00 была занята высота 263,5 и в течении послеобеденного времени была таже занята более мощная и лучше укрепленная высота 314,9. Эта высота имела очень большаее значении прежде всего для артиллерийского наблюдения дивизии и для всего корпуса в целом. Не менее значимым было и то, что после занятия этих высот противник лишился своего артиллерийского наблюдения. III. батальон 58 мотопехотного полка был разбит: 400 погибших, бесчисленные трофеи и много захваченной техники.Сразу же этот массив был в ключен в оборону плацдарма, группу Кройтлера снова расформировали; оба горнострелковых батальона полка были отведены за фронт в местный резерв. Но с востока, юго-востока и юга против эшелонированных вглубь и хорошо усовершенствованных природных укреплений южнее Ланген Зее (Длинного Озера) невозможно было вести боевые действия приданными силами.

3 горнострелковая дивизия, в отличие от второй, потерпела поражение не в собственно зоне полевых позиций опоясанных проволочными заграждениями. Она находилась в труднопроходимой местности и постоянно нуждалась в подвозе продовольствия. Каждое облегчение своего положения войска должны были создавать сами. Первоначальные действия и связанные с этими действиями успехи, только тогда смогли бы превратиться в победу, если бы удалось всей боевой мощью, самое позднее на второй день наступления, прорвать узкий перешеек между обеими сопками Кнырк-Ярви. Силы противника и его укрепления позволяли сделать это в течение данного времени (двух дней). Но с каждым последующим днем советская оборона усиливалась. На флангах и в тылу 3-ей горнострелковой дивизии эта оборона была значительна ограничена в активности. Сознавая большую опасность действий немецких войск, возможности их продвижения для двустороннего охвата советских войск, противник запросил в качестве подкрепления новую недавно сформированную дивизию из Полярного, планомерные контратаки которой больше не могли сдерживать измотанные горнострелковые части".
Ход событий можно вкратце описать следующим образом: Первую атаку восьмого сентября провели передовые горнострелковые батальоны основной группы против слабо укрепленных позиций на Лице. Приблизительно в 2-х км к востоку от реки (Тафельберг) произшло первое упорное противостояние войск, сопровождавшееся ожесточенными контратаками. Преодолеть это противостояние было совсем не просто. Однако несмотря на это I. и II. батальоны 138 горнострелкового полка стояли вечером в 2-х км южнее узкого прохода между Кнырк-Явром и Кнырк-Явр-Лубол перед оборудованными позициями, а в это же время II. батальон 139 горнострелкового полка - продвигаясь северо-западнее Кнырк-Явр-Лубол - на той же самой высоте попал на минные поля. В узкой части и с другой стороны минного поля была расположена целая цепь бункеров сделанных из камня и бревен. Завоеванные в этот день 7 км территории на которой было очень много болот, кустов, промоин, камней и скальных выступов, можно считать хорошо проделанной работой.

Но теперь стал очевидным недостаток такого движения по непрохидимой местности, которая стала таковой в следствие упорных боев и затяжных дождей и таким образом ухудшились условия для смены позиций тяжелого вооружения и затруднилось обеспечение боеприпасами, фуражом и продовольствием. Армия снова и снова критиковала медлительность проводимой операции. И только 9 сентября боевое охранение смогло закрыть узкий горный проход. В последующие дни подразделения сражались на передних позициях и выбирали по возможности наилучшие позиции для проведения атак. При этом 139 горнострелковому полку удалось путем систематическо оттеснения войск противника вплоть до вершины, занять удобные позиции непосредственно к западу от северной части Кнырк-Ярви-Лубол, которые были очень важны для разведки артиллерии. К сожалению собственный район боевых действий хорошо просматривался с холмов со стороны противника. Стоящие с обоих сторон южной оконечности Кнырк-Ярви-Лубол 4 горных батареи были приданы основной группе (штаб I батальона 137 полка горной артиллерии вместе с 1., 2., 4., и 5 батареями горных пушек Шкода М15), их сразу же можно было распознать после отрытия огня. Все контратаки противника в этот день были отражены. Некоторые танки, которые противник ввел в бой на русских дорогах, были подбиты. До 13 сентября, а то есть в течение 4 дней, проводилось обеспечение для главной битвы, так как не было практически никакой возможности подвозить материалы впрок, сверх того что требовалось для дневного использования. Для вьючного животного требовалось два дня чтобы доставить снабжение с последнего перевалочного пункта до передовой, в то время как другое вьючное животное в то же самое время подвозило фураж на передовую - мулы питаются грубым кормом - для двух других вьючных животных. Это означает только 50-% полезную мощность боевого обоза. При это собственно артиллерия испытывала существенные трудности с обеспечением боеприпасами ( так как 1 вьючное животное может подвозить 12 снарядов). Поэтому опытный командир батареи отдал распоряжение, чтобы каждый горный рядовой артиллерист нес в своем рюкзаке боевой снаряд для горной пушки; это означало, что вблизи Кнырк-Ярви-Лубол в распоряжении всегда был двойной комплект боеприпасов. У горнострелковых полков было много трудностей. Особенно они испытывали недостаток в продовольствии и такое положение дел наряду с большими физическими тяготами естественно не способствовало ускорению проводимой операции. Тем, кто был на переднем крае, было горько наблюдать в бинокль, как противник в противоположность нашим собственным нуждающимся войскам и скудному снабжению грузовиками подвозил боеприпасы и продовольствие по русской дороге или по новому пути прямо на поле боя.

Тем не менее 14 сентября были достигнуты значительные успехи. 138 горнострелковый полк прорвал узкий проход между озерами и углубился на 2 км. 139 горнострелковый полк занял укрепленный оборонительный рубеж северо-западнее от 138 полка и достиг с подразделениями русской дороги, которая была затем передана соседнему батальону находившемуся справа. 15 и 16 сентября подразделения группы Кертнера продвинулись вперед на высоты, которые напрасно штурмовал противник в боях во время второй атаки на Лицу и продвинулись на 4 км южнее моста через Лицу и вновь после многочисленных атак 16 и 17 сентября захватили этот пропитанный кровью плацдарм, который не могла удержать соседняя группа. Пикирующие бомбардировщики и хорошо руководимые артиллерией связи корпусные батареи, оказали им неоценимую помощь. Полк фронтом на восток еще удерживал позиции занятые на русской дороге; но люди и вьючные животные были полностью истощены. Путь подвоза снабжения через переправочный пункт на р. Лица, на котором уже на второй день боев были возведены пути для подвесных тачек и путь для вьючных животных, стал длиннее на 20-25 км. Но тем не менее по этому пути должны были получать снабжение как минимум 138 горнострелковый полк и горные баттареи. 139 горнострелковый полк имел вероятную возможность сократить путь водвоза снабжения через западное направление, но этот путь сначала нужно было оборудовать. Противник, вокруг моста через Лицу, прочно удерживал свои позиции. Об открытии русской дороги для подвоза снабжения нельзя было и думать. Сначала нужно было заново построить мост через Лицу. Без занятия высот 321,9 -322 русскую дорогу нельзя было использовать. Массированные контратаки вновь введенных в бой 69 и 114 мотопехотных полков и фланговое давление противника силами приблизительно равными одному полку, с юга, на линии снабжения и артиллерийские укрепления нанесло сильный ущерб третьей горнострелковой дивизии. Батареи отражали многократные атаки противника, которых нельзя было избежать по всему растянутому рубежу обороны от III. батальона 138 горнострелкового полка и I. батальона 9 пехотного полка СС к востоку и западу от Лицы. Кроме того плохая погода так же делала не возможной поддержку с воздуха. Таким образом 19 сентября в 10:00 командир дивизии предложил отвести войска за Лицу и генерал Дитл принял это предложение. В последующие дни и в строгом порядке была осуществелена переправа через реку приблизительно в 4 - 7 км юго-западнее взорванного моста через Лицу.

8 сентября приданная группа, усиленный 388 пехотный полк приготовились к наступлению в то же самое время, что и 3 горнострелковая дивизия. Вскоре они снова форсировали Лицу. Объединенные, под командование 112 горного артиллерийского полка, батареи I. батальона 214 артиллерийского полка, 3. и 6 батальоны 112 горноартиллерийского полка (горные гаубицы) - самостоятельно эти установленные на сдвоенном тягаче орудия не могли следовать за группой главного удара, но несмотря на все трудности они были поорудийно доставлены на линию фронта наступления - и I. батарея 730 дивизиона тяжелой артиллерии хорошо накрывали своим огнем противника. Но все же неопытные войска, несмотря на подъем своего боевого духа понесли тяжелые потери в глубине главной полосы обороны врага. Эти неопытные войска (без горной обуви),из бывшего Тотенкопф,не доросли еще для борьбы в гористой местности, не могли противостоять снайперам, вести боробу против долговременных огневых сооружений, а так же вести борьбу на контратаках и в ближнем бою. Для того чтобы избежать полного уничтожения I. и II. батальонов, 9 сентября их снова отвели за Лицу и объединили в один батальон. Полк вместе со своим III. батальоном и находящимися вниз по реке Лица силами прикрытия (233 батальон самокатчиков, 48 противотанковый батальон) приняли участие в охранении 12-ти километрового берега Лицы в районе обороны 3 горнострелковой дивизии. Уже 10 сентября III. батальон 388 пехотного полка был задействован для обеспечении флангового прикрытия с юга, западнее Лицы, 16 сентября ему на смену снова пришел I. батальон 9 пехотного полка СС (корпусной резерв). Один день боев стоил обоим батальонам 388 пехотного полка выбыванием из строя 22 офицеров и 434 солдат."

Из общего количства потерь которые горнострелковый корпус понес за одну декаду с 1 по 10 сентября, можно судить насколько ожесточенными были эти бои; потери за этот период были следующими: 2005 солдат (399 убитых, 1735 раненых 231 пропавших без вести), 84 офицера (23 убитых, 56 раненых, 5 пропавших без вести). В докладе от 23 сентября 1941 года начальнику штаба оперативного руководства вермахта в штабе верховного главнокомандования вермахта, генерал Дитл докладывал об общем количестве потерь, а они составили:

С 8 сентября :
959 убитых, из них офицеров 33
3447 раненых, их них офицеров 83
220 пропавших без вести, из них офицеров 5

С начала кампании 29 июня:

2211 убитых, из них офицеров 68
7854 раненых, их них офицеров 202
425 пропавших без вести, из них офицеров 10.


Сообщение отредактировал sseregabat: 28 Июнь 2011 - 17:17


#4 OFFLINE   sseregabat

sseregabat

    Участник Форума

  • Topic Starter
  • Пользователь
  • Pip
  • 92 сообщений
  • 4 тем
    Last Visit 27 Авг 2015 13:46

Отправлено 28 Июнь 2011 - 17:24

1941 - начало боевого пути кампфгруппы СС НОРД



БОРЬБА НА ФРОНТЕ ЛОУХИ В РАЙОНЕ
III. ФИНСКОГО АРМЕЙСКОГО КОРПУСА

Общевойсковые части III. Финского армейского корпуса под командованием генерал-майора Сииласвуо 1 июля начали наступление в направлении Суомусалми-Ухта и Kуусамо-Кестеньга. Когда мы говорим о финских частях, то здесь речь идет о 3 усиленной финской дивизии. Для проведения операций она была разделена на две дивизионные группы: Группа „F" (два усиленных полка), которая наступала на Ухту и группа „J" (усиленный финский 53 пехотный полк) под командованием полковника Tуртула, наступала на участке Софьянга и Кестеньга.
Первоначальные успехи финских частей против слабо сопротивляющегося противника были очень хорошими. Здесь им пригодился их большой опыт ведения борьбы в лесистой местности, в особенности их Motti-тактика (тактика финнов по окружению частей противника), о которой уже упоминалось в этой книге. Оборонительные базы противника прорывались в результате быстрых и охватывающих ударов по флангам и в тыл; такие атаки проводились также и в ночное время. Эти внезапные удары в большинстве случаев приводили к маленьким, локальным окружениям которые заканчивались уничтожением противника. Эта тактика предполагала, что во время дальних маршей по охвату противника, проходивших по непроходимой местности, не было необходимости брать с собой тяжелого оружия, и что при движении по пересеченной местности эти подразделения могли хорошо ориентироваться на местности и имели опыт ближнего боя и ведения боевых действий в лесу.
Финская группа „F", сначала использовалась в качестве основной группы, уже 10 июля на юге окружила скопление войск одного полка противника и уничтожила его. Но 2 августа, в ходе дальнейших боев и наступления, в результате ожесточенного сопротивления противника группа вынуждена была остановиться перед Ухтой, приблизительно в 60 км южнее Kананайнен. Северной группе „J" уже 11 июля удалось овладеть Kananainen; и спустя десять дней она уже стояла на западном берегу реки Cофьянга, являющейся естественным природным препятствием на пути в Кiestinki, на удалении добрых 70 км от исходной базы.
На этой стадии проведения операций 20 июля по приказу главного командования армии с фронта Салла - Kaйрала был отозван 6 усиленный пехотный полк SS, который прибыл в расположение III. финского армейского корпуса - а именно на узкий участок перед Софьянгой, где находилась группа Tуртула.



Район боевых действий дивизии с июля 1941 - сентябрь 1944 годов

Полк был усилен II./артиллерийском полком НОРД и батареей зенитной артиллерии НОРД, и имел необходимые подразделения снабжения, которые также предназначались и для финской группы „J". Первое боевое заданием в рамках финской дивизии и группы „J" атаковать хорошо укрепленную советскую позицию Софьянга и завладеть ею, требовало гораздо более мощные силы и более длительной подготовки, чем для операций, которые проводились до сегодняшнего времени.
С началом атак на позиции Софьянга сместилось и главное направление III. финского армейского корпуса в направлении Кестеньги.

Основные силы группы „J" были распределены следующим образом:
53 финский пехотный полк в составе двух батальонов и одного крепостного - инженерного батальона располагался на юго-западном склоне реки, которая соединяла два огромных озера, озеро Топ и озеро Пя. На правом крыле, перед Cофьянга, уже с 20 июля находился III батальон 6 пехотного полка под командованием хауптштурмфюрера Бреннера (Brenner), который в качестве армейского резерва мог очень быстро выдвинуться из Kuusamo. II./ артиллерийский полк НОРД под управлением своего командира штурмбанфюрера Нойманна (Neumann) также 20 июля занял огневые позиции восточнее Тунг-озера возле хутора Кананайнен (Kananainen).
В период 22 по 27 июля наступательные силы полностью вооруженные и с оснащенные материальной частью заняли исходные позиции для форсирования Cофьянга. Небольшая справка об обстановке и месторасположении позиций: Cофьянга это река, которая на протяжении приблизительно 1 км течет сначала в северо-западном, а затем в северном направлении от Топ-озера к Пя-озеру. Эта река шириной до 80 м, ее глубина в отдельных местах достигает 10 м, но в самых широких местах она становится мелководной и имеет каменистое дно. С точки зрения ландшафта здесь речь идет о глубоком овраге, с существенно ниспадающими или возвышающими склонами долины. В конце Топ-озера, приблизительно на высоте Cофьянга, советскими войсками был взорван деревянный мост. В этом месте ложе реки из-за глубокого и обрывистого положение не просматривается, и вода с шумом падает с отвесной скалы высотой в несколько метров. Чтобы господствовать над этой естественной позицией советские войска вырубили на западном берегу Cофьянга широкий кусок леса. К востоку на высотах были оборудованы многочисленные долговременные огневые сооружения, хорошо скрытые позиции снайперов, пулеметные и артиллерийские позиции, а также наблюдательные пункты. Глубина советских оборонительных позиций составляла до 800 метров.

28 июля I батальон 6 пехотного полка провел разведку боем; операция прошла не без потерь и доказала внимание противника. Принимавшие в этой операции саперы также понесли потери, а передовой наблюдатель II./ артиллерийского полка NORD погиб от пули советской "кукушки" (снайпера на дереве).
Был отдан приказ, 31 июля атаковать позиции Cофьянга. В то время пока под хорошим прикрытием проходила дальнейшая подготовка к операции, штаб дивизии NORD, III батальон 7 пехотного полка и 7 инженерно-саперной роты, штаб полка и I дивизион артиллерийского полка, штаб дивизиона зенитной артиллерии с 8,8 см батареей, батальон связи и подразделения снабжения прибыли 31 июля в тыловой район боевых действий. Финский генерал Cииласвуо сердечно приветствовал командира дивизии Демельхубер и командиров подчиненных подразделений. Финский генерал, который в первой мировой войне воевал на стороне немецких войск, очень обрадовался братьям по оружию.
За день до этого командующий армии Норвегия, генерал-полковник von Falkenhorst вместе со своим начальником штаба, полковником Buschenhagen задержался на фронте. Из-за большого значения предстоящей операции, на командном пункте 6 пехотного полка он отдавал необходимые указания штандартенфюреру Баллауфу и командиру I батальона 6 пехотного полка штурмбанфюреру Шрайберу по подготовке к наступлению. Штурмбанфюрер Шрайбер вместе с финским командиром разработал следующий план наступления:
I батальон 6 пехотного полка SS, находился в центре и выполнял самую сложную задачу, он переходит Cофьянга приблизительно в 1500 метрах севернее разрушенного моста и в качестве первой цели наступления берет расположенную напротив высоту; финский батальон занимает высоту в 1000 метров отсюда. Второй финский батальон выходит с южного берега Пя-озера, переходит там через реку и занимает высоты на восточном берегу реки и наступает через Kuknurivaara в направлении колхоза Коккосалми. На правом фланге перед Cофьянга, III./6 остается сначала на позициях охраны, прикрывает и тем самым поддерживает наступление I./6, путем корректирования и ведения огня. Х минус 2 часа, волнами через Пя-озеро в восточном направлении, на моторных лодках, инженерных и торпедных катерах стартует финский батальон вместе с 7 ротой 6 полка, затем они поворачивают на север и достигают берега приблизительно в 10 км восточнее Cофьянга. Там они перекрывают дорогу для отхода советских войск и препятствуют отступлению противника на восток, в направлении Кестеньга. Время наступления назначено на 1 августа на 04.00 часа.

Полностью неожиданной для противника атаке предшествовали продолжавшиеся более двух дней, проникновения мелких подразделений I. 6 пехотного полка в расположение противника, чтобы воспрепятствовать противнику, составить себе картину об исходных позициях, путем проведения наземной и воздушной разведки. Эти мероприятия уберегли I./6 от больших потерь и сделали возможным создание плацдарма на вражеском берегу.

К назначенному времени наступления собственная артиллерии накрыла огнем на уничтожение позиции на высотах восточнее Cофьянга, а также атаковала эскадрилья Stuka. Советская артиллерия и минометы окрыли ответный огонь, не зная исходных позиций наступления. Между тем на берег доставили много противотанковых орудий калибра 3,7 см и надувные лодки, которые в предыдущие дни с трудом тащили через лес.

1 рота батальона заняла берег противника и быстро создала плацдарм там для следовавших за ней подразделений. Нельзя было использовать противотанковые орудия; поэтому их доставили на позиции, находившиеся на западном склоне, и оттуда они прикрывали район атаки. Противник угадал место атаки, и завязалась огневая дуэль, в которой с обеих сторон были задействованы тяжелое вооружение и снайперы. Из-за того, что со стороны противника берег был очень крутым, место переправы было ограниченным; поэтому несколько надувных лодок под воздействием огня больше нельзя было доставить к воде. Во-первых, к счастью потери были не значительными. Потеря двух командиров рот, которые погибли от шрапнели и пуль снайперов, потребовала их замены. Телефонный провод во многих местах был поврежден и солдаты телефонного отделения (телефонисты) были вынуждены много раз переправляться через реку. Штурмбанфюрер Шрайбер выпросил много „ЕК" (Железных крестов), которыми еще во время боя он наградил самых храбрых военнослужащих.

Батальон буквально когтями вцепился во вражеский берег, отразил первые контратаки, но смог только с боями немного растянуть свои позиции, понеся при этом потери. В эти часы боя нужно поблагодарить огневую поддержку III./6 и тяжелого вооружения, которые фланкирующим огнем подавили атаки советских частей.

В первые послеобеденные часы финская боевая группа, которая переправлялась через реку севернее I./6, не встретив большого сопротивления противника и которая из-за шума боя осталась незамеченной, достигла зоны прорыва I./6. При обсуждении положения было решено отказаться от дальнейшего фронтального наступления. Для связывания действий противника в зоне наступления оставили усиленную роту. Общими усилиями, растянувшись далеко на северо-запад, а затем на восток, на северном фланге удалось прорвать позиции противника. Предпосылками для удачного исхода атаки были исключительное использование личного состава от солдат до офицеров, осмотрительность и решимость в решающий момент.
Финны атаковали советские артиллерийские позиции на левом фланге и уничтожили позицию за позицией, солдата за солдатом. Бой по захвату долговременных огневых сооружений длилась намного дольше; он продолжался до поздней ночи. Глядя на амбразуры большинства огневых сооружений противника на западе и юге было видно, что личный состав этих бункеров был вынужден вести борьбу вне этих укреплений. Солдаты некоторых блокированных долговременных сооружений не хотели сдаваться в плен; ручные гранаты, сосредоточенные подрывные заряды и T-мины должны были помочь.

В ночные часы это удалось сделать. III батальон 6 пехотного полка восстановил бывший временный мост через Cофьянгу и сумел установить связь с I./6. Наконец-то смогли получить новые боеприпасы и продовольствие.

В полку и в финской группе Тортула большую тревогу вызывало местонахождение батальона штурмбанфюрера Шрайбер. Теперь, после того как связь была снова установлена, командир сообщил, что он, дабы не дать противнику возможности совершить охват своего батальона, отказался от всякой телефонной и радиосвязи.
Советская сторона понесла тяжелые потери в живой силе и технике. На артиллерийских позициях, которые атаковали финны, в живых не осталось ни одного человека. По осторожным оценкам советский 242 пехотный полк потерял 1 батальон.

I./6 под командованием штурмбанфюрера Шрайбера во взаимодействии с финскими братьями по оружию и при сильной поддержке артиллерии и Люфтваффе смог отвоевать у "Советов" хорошо укрепленные позиции на господствующих высотах под Cофьянга и тем самым пробиться к дороге дающий возможность наступления на Кестеньга - Лоухи (Louhi).

Во время преследования с боями остававшиеся еще боеготовыми советские части и подразделения с открытых и закрытых позиций оказывали сопротивление, и тем самым сковывали продвижение.
Между тем разведывательные силы финнов, которые продвигались южнее озера Пя-Озеро, обнаружили неприятеля силами батальона. Для уничтожения этих сил были задействованы прибывшие в тыловой район боевых действий подразделения группы „J", а именно III батальон 7 пехотного полка, усиленный взводом 14./7, взвод легких пехотных легких орудий, 1 взвод 2 см зенитных орудий, батальон связи и связные (посыльные).
Батальон должен был, в ночь на 3 августа провести разведку подступов и установить связь с финской горнострелковой ротой. 4 августа боевая группа, состоявшая из различных подразделений, сообщила, что она достигла цели без особого сопротивления со стороны противника, но незадолго до этого противник смог оторваться по водному пути. Многое из оставленного советскими частями имущества, а прежде всего противотанковые орудия, пулеметы и палатки, забрали себе финны.
Наступая по дороге на Кестеньга, 2 августа I и III батальоны 6 пехотного полка достигли следующего моста возле Коккосалми. При первом приближении советские войска подожгли деревянный мост. Ночью была также сожжена и деревня Коккосалми. Один обершарфюрер (фельдфебель) переправился вплавь через шлангообразный рукав озера на полуостров севернее Коккосалми и забрал оттуда наполовину затопленную водой баржу. Эту баржу законопатили и с ее помощью III батальон 6 пехотного полка смог переправиться рядом со сгоревшим мостом.
После прибытия, командир дивизии обсудил с майором Bachmann, командиром II финского батальона 54 пехотного полка, дальнейшие действия. Дальнейшее наступление по дороге было затруднено из-за блокады ее юго-восточного конца. III батальон 6 полка, II батальон финского 52 пехотного полка и I батальон 6 полка должны были следовать друг за другом. После преодоления блокады финский батальон должен был взять на себя обеспечение северного фланга. Продвижение войск еще не было завершено, и прежде всего не переправился I./6 вместе со штабом и еще одной ротой, когда 3 августа в 3.00 утра с северо-востока, с другой стороны притоки озера, на которой находился противник, начался сильный минометный обстрел и обстрел из легких пехотных орудий и пулеметов. Подразделения вынуждены были залечь. Утром, приблизительно в 8.00 часов, финны захотели распечатать узкие проходы, которые еще были занятые врагом.

Послышавшийся вскоре шум боя позволил предположить, что финны начали атаковать. Но и русские атаковали с криками "Ура", и так было несколько раз в течение дня. Но все их атаки потерпели неудачу, и закончились чувствительными потерями для советской стороны.
Тем временем прибыли командир финской дивизии вместе с командиром дивизии NORD. Он приказал III батальон 6 полка немедленно выступить вдоль дороги на Кестеньга. I батальон 6 полка должен идти поперек болота в восточном направлении, с целью установить связь с боевой группой Breitholz (I батальон 53 финского пехотного полка и 7./6, под командованием хауптштурмфюрера Burgstaller). 1 августа боевая группа на лодках пересекла Пя-Озеро и десантировалась в Коккосалми в тылу противника. Она сообщила об ожесточенных боях. II батальон 53 финского пехотного полка обеспечивал продвижение в направлении Кестеньга севернее дороги.
Штурмбанфюрер Шрайбер со своим батальоном установил связь с боевой группой Breitholz / Burgstaller и теперь в усиленном составе они смогли продолжить наступление на Кестеньгу.
На этом операция Брайтхольц (Breitholz), которая проходила под кодовым обозначением "Адмирал" подошла к успешному завершению и существенно способствовала расщеплению фронта противника перед Кестеньга и как следствие взятию этого узлового пункта.

I батальон 6 полка продолжил преследование противника, но в районе Шаари-Озера, юго-восточнее высоты 114,2 , натолкнулся на новое сопротивление. Позиции противника, скрытые за лесными завалами, мины и взорванные гати препятствовали наступлению. Здесь на смену изможденному I батальону 6 полка пришел III батальон 6 полка.

6 августа атака I финского батальона 53 пехотного полка, который наступал на позиции противника, провалилась, из-за ожесточенной обороны противника. Сначала финнам пришлось отойти назад. Только в ночь на 7 августа основным силам 53 финского пехотного полка удался прорыв между высотой 144,2 и озером Шаари. Теперь на фронт был привлечен II./6 и III батальон 6 полка получил от него обратно 11 роту. Также из района охранения озера Пя-Озеро прибыл III батальон 7 полка,

Восточнее озера Шаари-Озеро противника еще раз надо было отбросить назад. Передовое разведывательное подразделение финского обер-лейтенанта Сомерсало- рота с тремя легкими танками - было отброшено. Поэтому 7 августа рота из состава II батальона 6 полка пошла на север в обход. Вечером, пришедшим с востока, удалось создать на восточном берегу Шаари-Озера маленький плацдарм.

В этом положении командир III./6 хауптштурмфюрер Бреннер (Brenner), немедленно начал наступление с 11 ротой, 9 и 10 роты шли следом, и первым со своим батальоном занял сильно заминированный перекресток дорог в 3 километрах севернее Кестеньги в заключении он взял населенный пункт (местечко) на озере Топ-Озеро.
Таким образом, достигли тупиковой железнодорожной линии Мурманской железной дороги.

I и III батальоны 6 пехотного полка после нескольких дней боев были сильно измождены; дали о себе знать трудности маршей по болотам и болотистой местности. Люди были измучены и засыпали прямо с оружием в руках. Даже огонь противника был не в состоянии разбудить их. Их одежда также сильно истрепалась.

В I батальоне 6 полка потери составили около 250 человек, ранеными, больными и убитыми, III батальон за прошедшие 16 дней боев потерял около 200 человек (без 11 роты). Количество убитых в двух батальонах составило: 8 офицеров и 107 солдат. В I./6 из-за ранений или смерти были заменены все командиры рот. Инженерно-саперная рота 6 доложила о потере60 человек, из них 15 человек были убиты при переходе через Soffianga. Командир роты и оба командира взводов были ранены. III. батальон 6 полка, который 10 дней провел в обороне и 6 дней в наступлении, сильно пострадал из-за сырости и холодной земли, когда он окапавшись на болотистой местности, лежал перед Cофьянгой, а носильщики, из-за постоянного наблюдения за ними противника и часто находясь под обстрелом, не могли регулярно доставлять своим фронтовым товарищам продовольствие.

Успехи подразделений, особенно I и III батальонов 6 пехотного полка заслужили особую похвалу командующего генерала Cииласвуо и главнокомандующего, генерал-полковника фон Фалькенхорста (von Falkenhorst). III финский армейский корпус об этих боевых действиях составил следующий доклад:

„За время этих боевых действий противник потерял несколько тысяч солдат, а пятьсот человек были взяты в плен, а также он потерял, оставил после себя несчетное количество материальных средств. В качестве трофеев в наши руки попало: 2 разведывательных бронеавтомобиля, 5 PzKw, 10 орудий, 20 противотанковых пушек, 50 минометов, 100 Тяжелых (станковых) пулемета, 1000 винтовок, среди них много автоматических, сотни лошадей и большое количество артиллерийского и пехотного технического имущества.

Занятая территория противника Vienna-Karelien охватывает 12500 квадратных километров; среди прочего на этой территории находятся 36 деревень. Полтысячи жителей освобождены от гнета русских, хотя русские увели и эвакуировали большую часть населения. Пехота с гордостью выполнила тяжелейшую работу, артиллерия мощью своего огня проломила вражеские укрепления, подразделения связи день и ночь обеспечивали бесперебойную связь, инженерно-саперные подразделения устраняли препятствия, возводили мосты и переправляли войска. Снабжение в этих тяжелых условиях считало для себя делом чести выполнять свою тяжелую повседневную работу. Особый отпечаток на боевые действия наложили роты дорожного строительства, которые проложили более 200 километров новых дорог.

Во всех этих боях наши немецкие братья по оружию, жертвуя собой, с большим успехом на незнакомой им и далеко удаленной от их родины местности сражались вместе с нами плечом к плечу.

Командир III армейского корпуса
Hj. Cииласвуо
Комендант штаба
V.J.Ойнонен
Полковник"

Бои восточнее Кестеньга до ноябрьского наступления 1941 года

Финская группа „J" под командованием полковника Туртула осталась после пересечения перекрестка дорого возле Кестеньги, а именно южнее дороги в районе тупиковой железнодорожной линии в Лоухи. Там они сначала должны были сломить сильное сопротивление противника.

III батальон 6 пехотного полка по дороге в Лоухи достиг долины небольшой реки приблизительно в 3 км восточнее перекрестка дорог. Дорога и железная дорога шли до 7,5 км параллельно друг другу на расстоянии от 1 до 1,5 км, но затем дорога уходила по большой дуге на север, так что дорога и железная дорога на 15 километре пути находились друг от друга на удалении приблизительно 5 до 6 км. И только на 32 километре дороги (30 км железной дороги) на озере Лебедево они снова сходились и находились близко друг к другу.

На реке Cофьянга для защиты понтонного моста на позициях был размещен 1 взвод 2см зенитных пушек. На западном берегу озера Пя-Озеро по сообщениям III финского армейского корпуса должна была десантироваться небольшая группа сил противника и уничтожить деревню. I батальон 6 пехотного полка, в настоящее время находившийся на участке обороны Cофьянга, сразу же выслал пешую разведгруппу силой одного взвода и патруль на моторной лодке. До озера и до спорного местечка Kormua добрались спокойно, без контакта с противником. В населенном пункте противника не было, и он не был разрушен. 11 августа финская группа „J" (53 пехотный полк) заняла находившийся вдоль железной дороги района северо-восточнее горы Ганкашвара (Gankaschvaara) и уничтожила находившуюся там советскую 7 роту 242 полка. Уже в течение следующего основным силам финской группы удалось обосноваться на поворотном треугольнике для локомотивов - 27,6 км дороги на Кестеньгу, приблизительно на удалении 35 км от Мурманской железной дороги. В то время как левый фланг финнов с сильным охранением занял позиции на севере, на треугольнике поворота локомотивов, правый фланг отодвинулся вдоль железнодорожной ветки, идущей на юг к озеру . Командный пункт финнов находился на 24 километре железнодорожного пути.

На дороге, приблизительно между 8 и 11 километрами, действующая в качестве передового отряда группа Сомерсало(II батальон 6 пехотного полка, финский 53 пехотный полка и части инженерных рот 6 и 7), которая постоянно кратковременно действовала в непроходимый лес, вступила в контакт с заградительными подразделениями 242 советского полка.

В середине августа группа Сомерсалово время атаки натолкнулась на хорошо организованную оборону противника и была вынуждена временно перейти к обороне. При этом боевая группа Marks (III/6, III/7, артиллерийский полк NORD, части 40 танковой роты особого применения и инженерно-саперные роты 6 и 7) вела фронтальное наступление. Но когда также и их наступление застопорилось перед укрепленными позициями противника, то на командный пункт группы Маркса (Marks) прибыли немецкий офицер связи III финского АК, подполковник Мюнх (Munch) и подполковник Сомерсало (Somersalo), чтобы обсудить общее и боевое положение. Они договорились воздержаться от фронтального наступления, так как обе группы не располагали достаточным количеством сил. Дело заключалось в следующем, необходимо было быстрым маршем направить основную массу войск на фланги противника. Фронтально должны были остаться только тяжело транспортируемые тяжелые орудия с незначительными пехотными силами. Поэтому произошла перегруппировка и группа охвата была усилена.

Теперь она состояла из II батальона 6 пехотного полка, III./7 и одного финского саперного взвода, противотанковой пушки с усиленным расчетом, а также в состав группы входило одно отделение радиосвязи и одно отделение телефонной связи. Задача группы была следующая: Под командованием подполковника Сомерсалоона должна была обойти южное крыло позиций противника и выйти на дорогу, занять ее и под прикрытием с востока и запада ударить в тыл противника. Пришлось смириться с опасностью того, что в этой лесистой болотистой местности будет потеряно много времени, но если это удастся, то необходимо снова начать атаку и продолжить ее.

Фронтальный участок взял на себя батальон Бреннера (III/6), причем батальон отдал в группу охвата одну роту. Подразделения артиллерия и другого тяжелого вооружения получили указание, посредством интенсивного беспокоящего огня и огневого налета, скрыть приготовления к наступлению.

В лесу был оборудован пункт связи, который должен был сообщать разведывательные данные подразделениям охвата. Охрану этого пункта осуществлял мотоциклетный взвод. При помощи носильщиков службы снабжения фронта он одновременно был оборудован в качестве передовой базы снабжение.
Утром 17 августа группа охвата собралась в полном составе и отправилась в путь на север. Еще в тот же день погиб испытанный командир группы, подполковник Сомерсало, после того как его сын также остался в Салла под противником.
По приказу командования III финского армейского корпуса штурмбанфюрера Шрайбера, забрали из тылового района охранения, затем финская поисковая разведгруппа в течение 8 часов доставила его в группу. Принятие на себя командования группой состоялось в лесной местности приблизительно в 1500 метров севернее 18 километра железнодорожного пути.
Наступательный марш был продолжен в северном на правлении по непроходимой, бездорожной местности. Подразделения продвигались поперек болот и сквозь непроходимую лесистую местность - волоча и толкая противотанковую пушку и боеприпасы к ней - для каждого человека это была чудовищное физическое напряжение. Усиленная разведгруппа разведывала местность на восток, на север и север-запад. Она сообщила, что на востоке и на севере нет скопления войск противника. Только на 23 километре дороги на северо-западе кажется, был лагерь или пункт медицинской помощи.

После недолгого обдумывания командир отказался от молниеносной атаки, поскольку его отряд уже 36 часов находился на ногах и прежде всего потому, что в наступающей темноте в ближнем бою его необученное подразделение будет действовать неуверенно.
Утром 18 августа группа продолжила свое походное движение на север. Между 23 и 24 километрами дорога должна была быть заперта и 2 рота должны была охранять ее с востока, а затем основная масса боевой группы севернее и южнее дороги должна была атаковать в западном направлении. Правда боевой состав 5-ой, 7-ой и 9-ой рот оказался ослабленным - по 50 человек в каждой - и только усиленная 10 рота имела в своем составе 120 человек.
Местность также приготовила свои сложности; прежде чем отряд c юга смог бы дойти до дороги, он должен был преодолеть 200 метров по широкой, болотистой и незащищенной равнине.
Атака была запланирована на 14.00 часов. Когда первые части продвинулась вперед к дороге, то усиленная советская разведгруппа заняла свои исходные позиции. Несмотря на молниеносную атаку, одной части разведгруппы удалось уйти на север. Советские войска теперь были предупреждены. Неужели всю операцию следовало отменить? Но подготовка к ней была очень длительной и тяжелой и к тому же была уже практически завершена.

Как и было приказано, атака началась в 14.00 часов. Финские саперы установили минные заграждения. 5 рота захватила северный край дороги и засела фронтом на восток. Под танковым и пулеметным огнем - один танк в углублении был хорошо замаскирован и защищен - 10 рота в перерыве между огнем достигла северного края дороги и заняла район на севере и западе.

Огонь противника стал еще сильнее. Был замечен второй танк, - который тоже стоял в углублении. Далеко позади на востоке два советских орудия находились на огневой позиции. Нельзя было сменить огневую позицию своей противотанковой пушки, чтобы подавить огонь орудий противника; она находилась на линии огня танка. Стали слышны шумы моторов других танков; по одному танку скрылось в лесу севернее и южнее 24 км дороги. За танками следовали грузовики; их команды продвигались на север в лес.

5-я и 10-я роты залегли южнее дороги и находились под сильным прямым и непрямым обстрелом. Также и атака южнее дороги остановилась. Командиры рот и взводов двух северных рот погибли. Быстро росло количество убитых и раненых.

После получения приказа об отступлении, северные подразделения во время одной из передышек в ходе атаки группами, забрав с собой всех раненых, отступили через дорогу, в то время как южные части, особенно 9 рота, находились под массированным огнем. Маневр выхода из боя удался, и соединение группы на небольшом удалении южнее дороги заняло скрытую, хорошо защищенную позицию.

В ходе следующих дней были отбиты многочисленные атаки советских войск, но боевая группа Шрайбер удержала позиции. В боях на 23 километре группа оплакивала потерю 160 человек, 52 из которых были убиты. Оценивая боевое использование боевой группы Шрайбер, командир финской дивизии „J", полковник Пайлиярви, 21 августа 1942 года написал следующее:

„За проявленное в последние дни особое усердие и настойчивость я выражаю боевой группе мою особую благодарность.

Мне известно о больших успехах группы, которая, несмотря на понесенные потери и чрезмерные нагрузки, которые были вызваны проведением боев на тяжелейшей болотистой местности, смогла выстоять. Атаки и операции ударных отрядов группы в тыл противника нанесли ему значительный ущерб, и сила его морального сопротивления была ослаблена.

Я c уверенностью ожидаю, что боевая группа Шрайбер выполняя по приказу более легкие задачи в обороне, так же уверенно справится с ними и сорвет любую попытку атаки русских".

20 августа 1942 года среди прочего был опубликован следующий доклад о состоянии дивизии:

День представления сведений: 20 августа 1941 года.



1. Недостаток

а) недостаток личного состава: Должно быть есть (л/с) недостаток
Офицеры 423 359 64
Унтер-офицеры 1 803 1 456 347
Рядовой состав 9 131 8 293 838
Всего 11 357 10 108 1 249
Раненые офицеры, унтер-офицеры и рядовые записаны в колонке личный состав.

B) Недостаток вооружения и материальной части:
1) Пулеметы:
Ручные (легкие) пулеметы 26 и 30 (t) 28
Станковые (тяжелые) пулеметы 37 (t) 8
Пулеметы MG 34 5

2) Минометы:
Тяжелый миномет (гранатомет) (8см) 14
Легкий миномет (5 см) 13

3) Орудия:
Легкое пехотное орудие 18 12
2 см зенитная пушка 2

Из имеющегося вооружения чешского производства:
Штыки 50 процентов
Винтовки 40 процентов
Пистолеты 70 процентов
Ручные (легкие) пулеметы 75 процентов
Станковые (тяжелые) пулеметы 85 процентов
Прочее вооружение пригодно для использования.


2. Убитые и прочие потери на момент доклада

а) Потери личного состава:
убитые 15 офицеров, 240 унтер-офицеров и рядовых
пропали без вести 7 унтер-офицеров и рядовых
раненые 32 офицера, 782 унтер-офицеров и рядовых
переведены 2 офицера
всего 49 офицеров, 1036 унтер-офицеров и рядовых
В общей сложности потери составили 1085 человек

B) Потери вооружения и материальной части из-за воздействия противника
Штыки 207
Винтовки 82
Карабины 105
Пистолеты 08 24
Пистолеты 7,65 2
Пистолеты 9 мм (t) 53
M.R. Erma 31
Пистолеты-пулеметы 28 28
Легкие минометы (5см) 2
Тяжелые минометы (8 см) 1
Ручные (легкие) пулеметы 26 и 30 (t) 14
Станковые (тяжелые) пулеметы 37(t) 4
Пулеметы 34 2
Противотанковые ружья 1
Сигнальные пистолеты 4


3. Пополнение, прошедшее за период доклада

а) Пополнение личного состава:
Дивизион зенитной 10 офицеров, 649 унтер-офицеров и рядовых
артиллерии NORD
Пополнение 33 офицера, 200 унтер-офицеров и рядовых
Повышено в звании до офицера 6
Вернулись из лазарета 46 унтер-офицеров и рядовых
Вернулись обратно 22 унтер-офицера и рядовых
из запасного батальона
Всего 49 офицеров, 917 унтер-офицеров и рядовых
4. Доклад о состоянии

Имевшиеся недостатки в подготовке подразделений сгладились в ходе приобретения боевого опыта.
21 августа прибывшее пополнение (33 офицера, 200 унтер-офицеров и рядовых) сначала было существенным, но из-за потерь, которые произошли 31 августа, оказалось только лишь временным.
Боеспособность существенно снизилась из-за потерь молодых солдат, а в особенности из-за потери 10 командиров рот.
Вследствие непрерывных боевых действий, только с относительным затишьем на поле боя, в основном со стороны противника, войска в настоящее время были чрезвычайно переутомленными.

Наступательный дух и сила сопротивления снизились не столько из-за потерь, сколько из-за напряжения и истощения сил, которые были обусловлены необычайно тяжелыми условиями местности, где проходили боевые действия.
Хотя горячую пищу, сражающимся пехотным частям III финского армейского корпуса не могли подвозить по нескольку дней, состояние здоровья войск - за исключением 6 пехотного полка СС - можно охарактеризовать как более или менее хорошее.
К недостаткам следует отнести и то, что многочисленные переподчинения и деления в дивизии действовали очень отрицательно, а из-за этого централизованное управление дивизией было невозможным. Доклад о подчинение от 18.8.1941 наглядно объясняет это:

Руководство (штаб) XXXVI армейского корпуса
а) на участке Кайрала(Kairala)
Штаб полка I и II./7 (без 5/7)
14./7 (без 1. взвода)
Штаб и 8,8 см батареи / дивизион зенитной артиллерии
Батарея 2 см зенитной артиллерии (без 1 взвода)
1 взвод (2 печи) рота пекарей
1 Jagdkommando 7
1 небольшая колона грузовиков / подвоз (снабжение)
1 усиленное большое телефонное отделение (а) моторизованное/ батальон связи
дивизии
2 маленьких отделений радиосвязи d (30 ватт)/ батальон связи дивизии
1 среднее отделение радиосвязи b (100 Watt) / батальон связи дивизии
B) Участок 6 финской дивизии, район Vuorijarvi:
Разведывательный батальон
5./7
1 усиленное отделение радиосвязи / батальон связи дивизии
2 отделения радиосвязи a/ батальон связи дивизии
1 средний батальон радиосвязи b / батальон связи дивизии

III (финский) армейский корпус

а) финская дивизия „J"
Штаб/., II.,III./6
14./6

Взвод пехотных (полковых) орудий / 6
Усиленный 2./6
III./7
7 взвод пехотных орудий
Инженерная рота / 7
Штаб полка / Артиллерийский полк NORD
I. и II./ артиллерийского полка NORD
Батарея 3,7 см орудий / дивизион зенитной артиллерии СС
Подразделение полевой жандармерии
Отделение мотоциклистов / мотоциклетный взвод оповещения штаба дивизии
2 маленьких колонны грузовиков
Санитарная рота и взвод санитарных автомобилей / медицинская служба
K.B. взвод
2 маленьких телефонных отделения b моторизованных / батальон связи дивизии
2 больших телефонных отделения a моторизованных / батальон связи дивизии

B) Дивизия SS NORD
Командование (штаб) дивизии
I./6 (без усиленной 2. роты)
1 взвод батареи зенитной артиллерии 2 см
Инженерная рота / 6
Батальон связи (без использовавшихся в XXXVI АК, 6 финской дивизии и финской дивизии „J" частей)
Подразделения и части снабжения (без использовавшихся в XXXVI АК и финской дивизии частей)

#5 OFFLINE   sseregabat

sseregabat

    Участник Форума

  • Topic Starter
  • Пользователь
  • Pip
  • 92 сообщений
  • 4 тем
    Last Visit 27 Авг 2015 13:46

Отправлено 28 Июнь 2011 - 17:26

1941 - ноябрьское наступление и оборудование позиций для обороны.

В течение первой половины октября 1941 года давление противника на фронте Лоухи существенно уменьшилось. Воздушная разведка и показания военнопленных подтверждали сведения об отводе войск, реорганизации и строительстве оборонительных позиций советской стороны. Моральное состояние советских войск в этот момент оценивалась не очень высоко. И таким образом у командования была возможность, продолжить успешное наступление на Лоухи и Мурманскую железную дорогу. Хотя главное командование сухопутных войск хотело разрешить проведение только ограниченного наступления для улучшения положения на немецко-финских позициях, но генерал Сииласвуо(Siilasvuo) и генерал-полковник Фалькенхорст(von Falkenhorst) оценили положение, как очень благоприятное для проведения дальнейшего наступления.
Прежде всего, требовались подкрепления и поддержка. Поэтому на побережье полярного моря с фронта Кандалакши были подтянуты части 6. финской дивизии, а с фронта Лицы – части 9-го пехотного полка СС. В качестве цели наступления был выбран узкий проход между озерами Еловое и Верхнее Черное, приблизительно в 30 км западнее Лоухи.


Разведка сообщила о положение противника следующее:
Между Топозером на юге и озером Верхнее Черное на севере оборону держат 88 советская дивизия и 758, 611 и 426 полки. Все полки находятся на передовых линиях, на укрепленных позициях, которые эшелонированы в глубину. 242 и 112 советские пехотные полки расположены позади фронта на 34 км дороги. До сих пор точно не установлено, переброшены ли полки или части этих полков на другие участки фронтов. Главные силы 147 советского разведывательного батальона были оттянуты назад. Соединения понесли большие потери, прибывшее пополнение, кажется не совсем боеспособным.

Было предусмотрено, что наступление должно начаться на рубеже октября/ноября на участке III (финского) армейского корпуса.

Направление главного удара наступления должно было находиться на участке финской дивизии „J“. Она – существенно усиленная – должна была прорваться через советские позиции севернее железнодорожной линии, затем за линией фронта русских повернуть на северо - северо-запад, достигнуть участка в районе между 22 и 25 км дороги Кестеньга - Лоухи и заблокировать его, с тем, чтобы окружить главные силы противника. Ослабленные части совместно с дивизией NORD должны были уничтожить противника, а усиленные части должны были нанести удар по главной цели наступления линии озер Werchnejejsero-See – Jelowoje-See (Верхнее Черное озеро – Еловое озеро).

Дивизия NORD должна была эффективно сковать противника на участке дороги и южнее ее, чтобы охватывающим маневром с севера воспрепятствовать отступлению противника на север, и чтобы на севере продвинуть вперед охранение вплоть до губы Окунева, приблизительно 20 км севернее дороги.

На юге финское подразделение Malm, приблизительно силами полка, должно было провести обширную атаку на участке между Lohilathi на отроге озера Top-See и озера Lagiarvi-See, чтобы уничтожить там противника и затем угрожать южному флангу советских войск в направлении Пингосалми (Pingossalmi).
Финское подразделение должно было сковать и уничтожить противника на северном фланге, в районе между озерами Pja-See и Tiik-See (Пя- озеро и Тикш- озеро).


Состав боевых частей был следующим:

Дивизия „J“:

12 финский пехотный полк, 14 финский пехотный полк без III. батальона, 3-е специальное мобильное подразделение (Sissi), 9-й пехотный полк SS, 13-й пулеметный батальон, 15-й инженерно-саперный батальон без 1 роты, 16 финский FAR, II. артиллерийский полк NORD, 6-й артиллерийский дивизион, батарея гаубиц, II./FAR 14 и немецкая батарея реактивных минометов.

Дивизии NORD:

6-й пехотный полк СС, 7-й пехотный полк СС (без 1-го батальона), разведывательный батальон NORD, артиллерийский полк NORD без II./ артиллерийского полка NORD. Зенитный дивизион NORD противовоздушной обороны был в полной боевой готовности, и располагался среди прочего в Taгайоки, Koрпиярви, Kестеньге и на 11 километре дороги восточнее Кестеньги.

Подразделение Malm:

I./ батальон 53-го финского пехотного полка, немецкий S-батальон, II./7 дивизии НОРД, 15-й строительные батальон, рота Mурасмаа, пограничная рота Саарела, 151 рота зенитных пулеметов, 1 рота пулеметов дивизии „J“, II. FAR 16, 1./ инженерно-саперный батальон 18.

Подразделение S (финское):

III./ 33 пехотного полка, 1./ FAR 14, 1 взвод 2./ инженерной роты 36 и 1 взвод противотанковых пушек.

Корпусные части:

52 пехотный полк (без 1 батальона), 40 танковый батальон особого использования, 496 артиллерийский дивизион (немецкий) и 1 батарея артиллерийской инструментальной разведки.

Для подготовки зимнего наступления были проведены специальные отдельные акции. На участке всего корпуса продолжались ускоренные окопные (инженерные) работы, чтобы ввести противника в заблуждение, и не показать ему, что ведется подготовка для зимовки на этой позиции. Размещение вновь прибывающих частей и подразделений и зимняя маскировка проводились самым тщательным образом. Нигде не должно было быть видно ненужных троп и следов, которые могли бы выдать присутствие большого количества войск. Дивизия НОРД получила приказ оборудовать мнимый лагерь на 11-12 километрах дороги, чтобы вести противника в заблуждение. Необходимо было проложить мнимые тропы, повсюду должны были подниматься столбы дыма и должны были быть сооружены ложные строения. Пути подвоза и снабжения были разобраны и на участке 6 пехотного полка были произведены подрывы.


Для выполнения этих задач командир дивизии отдал особый приказ для участка дивизии НОРД:

Разведывательный батальон вместе с частями обороняет в районе 4 км севернее перекрестка дорог Кестеньга-Гебиргсягерштрассе.
III./6 (без 11./6) держит оборону на севере в районе Елеть-озера (губа Окунева – озеро Ssenozero – озеро Jeletjozero).
III./6 сковывает действия противника на прежнем участке дороги, а южнее этого места при помощи усиленных батальонов II./6, III./7 и I./7. 7-й пехотный полк поддерживает связь с наступающими силами финнов.
Боевая группа Schreiber – I./6 и усиленная 11./6 – образует северную группу охвата. С началом атаки она прорывает позиции противника юго-западнее озера Верхнее и озера Черное, заблаговременно занимает узкий проход между озерами Верхнее и Черное и озером севернее 16-18 км дороги, продвигается под прикрытием по этому проходу вперед на восток. Далее овладевает высотой приблизительно в 1,8 км севернее 20,4 километра дороги и выдвигает охранение к дороге вперед между 18-24 км, не переходя дорогу в южном направлении.


Боевая группа Schreiber должна обеспечивать охранение на севере и на востоке, и держать главные силы наготове для отражения контратак всех сил противника, которые попытаются уйти по дороге на север. Обеспечивать связь с финнами, которые атакуют на западе. Поддержку боевой группе Schreiber оказывает дивизион артиллерийского полка НОРД. Усиленная 11./6, сначала продвигаясь вперед вместе с боевой группой Schreiber, вскоре должна повернуть на юг, прорывать позиции противника приблизительно в 1200 метрах севернее Ярош-ярви, в 2 км южнее 14,5 км дороги, и прорывается к 15-16 км дороги.

Днем Х (день наступления) назначено 1 ноября, время Х – 6.30.
14 октября 1941 года в Кестеньге, для большого наступления в ноябре, прибыл 9 (моторизованный) пехотный полк СС,который понёс невероятные потери на мурманском направлении и получил пополнение из полков СС «Вестланд»,»Дер Фюрер»,»Дойчланд»,»ЛАХ», куда 28 октября прибыло передовое подразделение.

31 октября 1941 года полк вместе с батальоном Хейно (12 финский пехотный полк) прибыл в район исходных позиций южнее железной дороги Кестеньга – Лоухи и сразу же поступил под командование финской дивизии „J“, нашего соседа справа.

Полосы наступления находились в районе горы Ганкашваара(Gankaschwaara). Войска не могли быть нормально расквартированы и до начала наступления они оставались беззащитными перед сильными холодами. Передовым наблюдателем был прикомандирован военнослужащий IV пехотного полка СС и командир отделения радиосвязи Мюнх(Munch).

1 ноября 1941 года артобстрел, продолжавшийся с 03.50 и до 06.50, явился началом наступление на рубеж долговременных сооружений противника. Это был холодный зимний день, и температура достигала минус 20?С.

12 финский пехотный полк, в качестве головного соединения прорвал позиции противника непосредственно севернее железной дороги и атаковал фронт противника в направлении NNO (норд-норд-вест) на 23 километре дороги. Для защиты флангов 12 пехотного полка в атаку одновременно вступили 9 пехотный полк СС, батальон Хейно (12 финского пехотного полка) и 6./12.
2 ноября достигли дороги и возле 23,4 км заперли ее с востока и с севера. Также и 14 финский пехотный полк, следовавший за 12 пехотным полком с задачей, смять позиции противника ударом во фланг в направлении дороги, уже 2 ноября захватил дорогу и занял фронт в направлении на запад.


9 полк СС и батальон Хейно на долговременных позициях противника встретили ожесточенное сопротивление, которое они не смогли сломить до самого вечера. В 17.30 финский батальон Хейно с северо-запада нанес удар в тыл по долговременным позициям противника. При этом 3 и 4 ноября 1941 года на второй линии долговременных сооружений были заняты 20 долговременных огневых сооружений и полевых позиций. Командир I./9 Дайзенхофер (Deisenhofer) был ранен. В течение ночи соединение противника на различных участках охраняли разведдозоры. Батальон Хейно смог так глубоко вклиниться в долговременные позиции противника на так называемой высоте „Russenhohe“, что его отделяло от нее только большое минное поле.
Боевой состав I./9 пехотного полка СС составлял еще 130 человек. До 6 ноября 1941 года полк в рамках финского батальона Хейно удерживал занятые линии, отражал все контратаки и в этот же день передал эти позиции 13 пулеметному батальону.
Правый фланг 7 пехотного полка (I./7) держал связь с финнами, присоединился к движению финнов и взял на себя задачи отсутствующего финского батальона, при этом батальон самостоятельно с востока на северо-восток начал окружение находившихся перед ним сил противника. Эта операция, несмотря на ожесточенное сопротивление противника, продолжилась в последующие дни до образования первого котла в глухом зимнем лесу, приблизительно в 2-3 км к югу от 16-17,5 километра дороги. Второй котел был образован южнее 18,3 км дороги. В этом котле были уничтожены главные силы 426 советского полка. Тем не менее, этой операции, связанной с полной зачисткой котла, требовалось время до 13 ноября, так как советские войска стойко и ожесточенно оборонялись на своих долговременных позициях.
Несмотря на тяжелейшие погодные условия и условия местности в ходе изматывающего марша по сильно заснеженной тайге, боевой группе Schreiber удалось совершить охват с севера. 3 ноября около 21 километра дороги была установлена связь с 14 финским пехотным полком. В последующие дни совместно они наступали на запад. В районе 19 км, севернее дороги, образовался следующий котел, который был зачищен тремя финскими батальонами и I./6.


На дороге между 14,5 и 17,5 км было сломлено существенное сопротивление. Позиции противника по обе стороны дороги были Хорошо оборудованы, разделены и на них находились значительные силы. Атака усиленной 11./6 с северо-запада в направлении дороги несколько раз срывалась. Только 6 ноября на самой дороге объединились наступавшие с востока и запада соединения. 9 ноября наступавшие с востока финские войска и атаковавшие с запада части 6 пехотного полка полностью освободили дорогу.

На южном участке и на железной дороге группе Мальм (Malm) и 9 пехотному полку СС несмотря на ожесточенное сопротивление противника удалось добиться ограниченного успеха, но их недостаточным силам не удалось осуществить решающих прорывов. Ожидалось, что успех атаки до 23,4 километра дороги мог быть закреплен и продолжен на восток до 32 км дороги без большой задержки. Тем не менее, главная наступательная сила, усиленная 12 пехотным полком, с 3 ноября оставалась в охранении возле 23 км. Генерал Сииласвуо хотел сначала закончить дело с котлом в тылу. Но постепенно в дивизии возникло ощущение, что командующий генерал больше не интересуется дальнейшим ходом наступления.


Также и после 9 ноября, когда сопротивление окруженных соединений противника уже было сломлено, и дорога была свободной, он не предпринял никаких необходимых мер для дальнейшего наступления. Напротив: 12 ноября он отдал приказ по демонтажу оборонительных позиций. Между тем из Кандалакши - Мурманска и из Ухты прибыло первое подкрепление – 290 и 238 полки 186 дивизии и I./81 – и они сразу же вводились в бой. 17 ноября стало известно, что наступление корпуса под финским командованием было отменено. В это же время командование армии только еще обдумывало дальнейший ход наступления. Генерал Сииласвуо дал понять, что дивизия НОРД сначала должна попытаться, самостоятельно достичь цели наступления на дороге – что к этому моменту времени уже выглядело безнадежным предприятием – и только после этого финские войска с юга подтянутся к фронту.
Только намного позже стало известно, что прекращение финского наступления объяснялось демаршем США против финского правительства. США предупредили о серьезных осложнениях, если финские вооруженные силы будут наступать на Мурманскую железную дорогу на исконной российской территории, и если они будут препятствовать движению по ней транспорта с американским оружием, имуществом и материальной частью или уничтожать его. Об этом демарше в первые дни ноября было объявлено генералу.
Тем не менее, ноябрьское наступление 1941 года имел значительный успех. Были значительно улучшены собственные позиции, и большие силы противника были уничтожены или взяты в плен. III Финский армейский корпус сообщил о том что, по меньшей мере, было убито 3.000 солдат противника, а 2.600 человек были взяты в плен, а также и о том, что в качестве трофея было захвачено большое количество военного имущества.
Об этих боях рассказывают журналы боевых действий 6 пехотного полка, I./6 (боевая группа Schreiber) и 7 пехотного полка. Их записи в журналах в дальнейшем буду передаваться в краткой форме.


Боевое донесение 6 пехотного полка за период с 1 по 10 ноября 1941 года

Задача:
а) в 04.30 ложной атакой в районе севернее озера 15 ввести противника в заблуждение.


стр.128

B) Усиленный батальон I./6 (боевая группа Шрайбер) прорывает позиции в узком проходе между озерами 23-20 и 19-11, и расчищает район между озерами, препятствует прорыву частей противника на север в узком проходе в квадрате 23-12. Большими силами наносит удар через проход между озерами в квадрате 12-11 до горы Nauvaara, чтобы защитить фланг III армейского корпуса. I./6 устанавливает связь с финнами (предположительно 14 пехотным полком) и обороняет севернее дороги район 18-25 км, чтобы предотвратить отступление противника на север.

с) II./6 на позициях по обе стороны дороги в районе 14.2 км фронтальным огнем и активной деятельностью разведгрупп сковывает действия противника, а также выполняет задачу, указанную в пункте а)

К заданию а)
1 ноября в 04.15, после того, как была определена артиллерийская поддержка (две полных и части еще двух других батарей), артиллерия открыла сильный огонь по месту прорыва на территории северо-восточного угла озера 15. Выступила разведгруппа и достигла лесной полосы на правом фланге, повернула вправо и обошла с фланга пять долговременных огневых сооружений противника, уничтожив их личный состав. Противник получил подкрепление и перешел в контратаку, одновременно усилив интенсивность своего оборонительного огня из легких пулеметов, винтовок и автоматов. Через два часа давление советских воск заметно усилилось, так что разведгруппа в 06.20 затребовала огонь артиллерии. По наблюдению из квадрата II батальона 6 полка, огонь хорошо накрыл противника. Когда советские подразделения попытались обойти и окружить разведгруппу с двух сторон, она отступила. Под прикрытием артиллерийского и минометного огня отход прошел без потерь. В 09.00 разведгруппа вернулась на свои позиции, на дороге. Потери: 4 раненых.

К заданию B)
Снаряжение боевой группы Schreiber началось несколько дней назад. Поскольку лошади и сани прибыли к месту выступления между озером 23 и 41 только с наступлением темноты предшествующего дня, то выступление было отложено до 07.45. Марш с обозом и неопытными погонщиками лошадей оказался очень тяжелым.


В 09.50 все еще не было связи с боевой группой, но немного позже батальон передал по радио, что он достигнут юго-западного угла озера Верхнее – Черное и продолжает наступление на восток. В 13.00 I./артиллерийский полк НОРД сообщил, что еще не требуется поддержка артиллерийским огнем. Это явилось хорошим знаком и подтверждением действий разведки, которая разведала, что позиции долговременных огневых сооружений днем не заняты или на них находится небольшое количество солдат и осуществить прорыв этих позиций можно будет без особых трудностей.

В 16.30 батальон достиг пролива озера 12-11, и выдвинул вперед охранение на запад и север. Однако наступление тормозило сильное минирование. Еще во время наступления темноты на труднопроходимой местности были обнаружены и разминированы минные заграждения.

Тем временем боевая группа (в 18.15) расположилась на отдых, чтобы поберечь личный состав и дождаться подхода обоза, который еще не прибыл. В 21.00 из дивизии поступил приказ незамедлительно продолжить наступление без оглядки на время суток, большие расстояния, холод и усталость войск.

2 ноября в 06.00 от боевой группы поступила радиограмма, что местность к востоку пролива 12-11 очень сильно заминирована и поэтому наступление замедлилось и проходит тяжело.
В 16.45 боевая группа достигла района 1300 м севернее 21-23 км дороги, и должна находиться вблизи 14 финского пехотного полка, который в 15.00 заблокировал дорогу южнее этого района.
3 ноября около 02.10 боевая группа Schreiber доложила, что ее обоз все еще не прибыл. Поэтому на его поиски была послана разведгруппа, которая нашла только месторасположение лагеря, следы от которого вели на восток. После обеда дивизия выслала на поиски обоза самолет „Физелир Шторьх“. И, наконец, вечером прибыли лошади навьюченные палатками.

3 ноября в 15-00 боевая группа Schreiber 3 ноября перешла под единое тактическое командование финской дивизии „J“. Но хозяйственное подчинение дивизии СС НОРД осталось прежним.


Осуществить прорыв в узком месте озера 23-20, было поручено усиленной роте 11./6, которой, для выполнения этой задачи, был придан обоз. Но цель наступления, отсечение узкого прохода 11-12 на юге, не была достигнута из-за сильного сопротивления противника, недооценки положения командиром и излишней усталости личного состава. Поэтому командир роты был снят с должности, и командование ротой перешло к адъютанту полка. Утром 2 ноября рота была в полной боевой готовности к наступлению, и ее боевой состав составлял 44 человека; одна честь выбыла из строя из-за обморожения.

В 15.20 пришло сообщение, что наступление в узком проходе 23-21 было отражено противником при помощи хорошо организованного артиллерийского огня. Наступление на узкий проход 21-20, которое было еще в стадии подготовки, состоялось в тот же день. Для этого рота получила подкрепление в 30 человек из состава 14./6. В 18.15 командир усиленной роты 11./6 сообщил, что и эта атака также сорвалась, так как оборонительный огонь противника был очень интенсивным. Рота оставила между озерами 21-20 и 23-20 охранение, обеспечила довольствием измотанных солдат и снабдила их на полевых караулах боеприпасами, в последующие дни заняла оба узких прохода, образовав между ними непрерывную линию, и при помощи разведгрупп постоянно держала противника под контролем.

5 ноября позиции роты впервые подверглись обстрелу пулеметного и ружейно-пулеметного огня. Вечером того же дня рота сообщила, что разведгруппа в районе между северо-восточным углом, озера 23 и восточным углом озера 21, обнаружила покинутые противником позиции. По приказу, эта линия долговременных огневых сооружений была занята. 8 ноября, когда от дороги севернее ее, началась операция штурмовой группы против позиций противника, то противник также быстро и скрытно покинул узкий проход 21-20.
9 ноября рота также нанесла удар по противнику с тыла, в рамках комплексного наступления финнов и боевой группы Шульц (Schulz) и уничтожения группы противника севернее 15-16 км дороги.

10 ноября рота получила пополнение, численность 2 человека из резерва полка, то есть это означало, что 50% личного состава выбыло из строя, преимущественно из-за обморожений и ранений.


К заданию с)

Для скованной, ее провальными операциями,11./6 роты 3 ноября была создана боевая группа Schulz. У боевой группы в распоряжении были: 2 инженерных взвода 7 пехотного полка СС, состав: 2/6/68 с 6 ручными пулеметами; 1 инженерный взвод 6 пехотного полка, состав: 1/2/20 с 3 ручными пулеметами; 6./ 6 пехотного полка СС, состава: 1/8/76 с 6 ручными пулеметами, 2 тяжелыми пулеметами, 2 тяжелыми минометами, 2 легкими минометами; 1 взвод противотанковой роты, состав: 1/3/28. Для поддержки в полной боевой готовности находились, 2 взвода 2./ противотанковой особого для особого использования 40; 2 пехотных орудия: 4 противотанковых орудия.

„Наступление началось 3 ноября в 13.20, после получасовой артиллерийской подготовки. Сначала вперед, до дорожного заграждения на 14,6 км дороги, прошла группа подрыва минных заграждений из 6 инженерно-саперной роты с 4 танками, и разминировала минное поле. За ними, севернее дороги, последовали 6./6 с 1 взводом Pz./6, южнее дороги 2 инженерных взвода 7-го с 1 инженерным взводом 6-го полков. До ручья на 14,7 км добрались без особых трудностей, но на другой стороне ручья равнина шириной 50 м, на которой с севера и юга по обеим сторонам дороги находился укреплённый оборонительный рубеж, создавала труднопреодолимое препятствие. Понеся чувствительные потери, саперам 7 полка (Obersturmfuhrer Petersen) и приданной им противотанковой части унтерштурмфюрера Зандера ( Untersturmfuhrer Sander) сначала удалось преодолеть ручей и равнину и продвинуться вперед до 15,3 км. При этом они уничтожили 10 долговременных огневых сооружений противника. После этого, севернее дороги, ручей также смогла пересечь 6./6 вместе с одним инженерным взводом, но возле 15 км им снова пришлось остановиться перед большим минным полем. Оберштурмфюрер Петерсен вместе с несколькими солдатами перескочил через дорогу и занял оборону, а в это время обершарфюреру Gos (инженерная рота 7) удалось проползти назад по минному полю и расчистить путь для 6-ой роты /6, по которому она смогла продвинуться вперед до 15,3 километра. Но так как на этой позиции подразделения хорошо просматривались c переднего края обороны противника (северо-восточный угол озера 23 до приблизительно 15,4 км) и им тяжело было укрыться, то захваченный рубеж охранения перенесли на южную сторону дороги. Ведущий через ручей мост был все еще разрушен, а танкам переехать через этот ручей вброд было не возможно. При одной такой попытке переправиться вброд, первый танк застрял, и его пришлось покинуть. Поэтому с наступлением темноты начало работать строительное подразделение инженерно-саперной роты 6 пехотного полка СС, которое, несмотря на пулеметный и минометный огонь построило мостки по дну ручья, по которым 4 ноября на рассвете переправились танки и смогли атаковать северо-восточнее ручья. Они усилили боевую мощь и охранение, а также существенно разгрузили пехотинцев и инженерные воска, которые вели ожесточенные бои.


В ходе наступления, продолжавшегося два дня, потери убитыми и ранеными составили 45 человек. Уже 4 ноября противник попытался провести первую контратаку против неудобных для него позиций охранения. Но атака была отбита. Также и следующей ночью количество солдат, получивших ранения от минометного и пулеметного огня русских, было относительно высоким, поэтому боевой группе для усиления была придана 5./6 под командованием оберштурмфюрера Поммеренке(Pommerenke).

В ночь на 5 ноября разведгруппа оберштурмфюрера Кунце(Kunze) установила, что участок леса юго-западнее 15,3-16 км был очищен от противника. Разведгруппа без соприкосновения с противником смогла продвинуться вперед до17,5 км и таким же образом вернуться обратно. Группа Эльзнер (Elsner) вместе с 6./6 пехотного полка СС, 1 группой тяжелых пулеметов, 2 тяжелых минометов, 6 легких минометов сразу же приняла охранение намного южнее дороги между 15,4 и 16 километрами и другой рубеж обороны от юго-восточного угла озера 22 до выступа леса в 700 метрах к северо-востоку от него. Nase

На продолжении следующих двух дней 5./6 при помощи усиленной разведгруппы смогла уничтожить несколько господствующих долговременных огневых сооружений противника и очистить местность до участка южнее озера 22. Таким образом, на севере произошло соединение с 7 пехотным полком и завершилось полное окружение, взятых в котел перед 7 полком сил противника. einkesseln

8 ноября должна была быть взята линия долговременных огневых сооружений севернее дороги, которая проходила от северо-восточного угла озера 23 до15,3 км. Для этого в распоряжении находились следующие силы: 1 финский инженерный взвод с 3 огнеметами, штурмовая группа 5./6 (1/14) усиленная 6 саперами 6 пехотного полка и одна группа тяжелых пулеметов дивизиона зенитной артиллерии (1./24). Штурмовая группа хотела смять линию долговременных огневых сооружений противника ударом с фланга, начиная от 15,4 км в направлении северо-восточного угла озера 23. Атака непосредственно началась с зенитного огня (8,8 см и 3,7 см), огня противотанковых пушек и пехотных орудий. Правда, незадолго до атаки пехоты, в ходе прямого попадания снаряда, погибли оберштурмфюрер Pommerenke и три финских офицера. Командование принял унтерштурмфюрер Треттер(Tretter) из 5./6 пехотного полка СС, который шел вместе со своими людьми до линии долговременных огневых сооружений противника, но долговременные огневые сооружения прорвать не удалось, так как финны оставили гранатометы в исходном районе.


9 ноября провели повторное наступление совместно и под командованием финского батальона Heino, который прибыл с востока. Оказалось, что на линии долговременных огневых сооружений было сосредоточено большое количество сил противника, таким образом, финская атака тоже застопорилась. Но затем сконцентрированные усилия принесли успех, причем следует особо упомянуть об ударе финской роты, и атаке штурмовой группы «Oберюнкер Гнаве» и частей 6./6. Были захвачены все долговременные огневые сооружения, местность очищена от противника, противник понес многочисленные потери убитыми и 23 человека были взяты в плен.

Общие потери 6 полка в период с 31 октября по 11 ноября 1941 года составили: 49 убитых, среди них 3 офицера, 171 раненых и 369 больных, на 90 процентов это были обморожения. Боевой состав полка – без III./6 и 13./6 – на 11 ноября составлял: 32 офицера, 89 унтер-офицеров и 586 человек рядового состава.


Боевое донесение боевой группы Schreiber (усиленной I./6)
в период с 1 по 9 ноября

1 ноября в 09.00 боевая группа, в составе 13 офицеров и 435 унтер-офицеров и солдат, 44 вьючных животных и 9 саней, вышла с полевого караула в 2 км севернее рубежа охранения между озером 23 и 41 и приступила к охвату противника.
11./6 и 20 человек из 1./6 с 6 вьючными животными получили приказ, атаковать район между озерами 23 – 20 и занять узкий проход между озерами 17 и 23, чтобы воспрепятствовать отступлению противника на север. Во время наступления боевая группа разделилась следующим образом: Передовой отряд = 1 взвод 3./6 и группа саперов (командование унтерштурмфюрер Wienczek), затем шла 1./6 и штаб боевой группы, 4./6, остатки 3./6, колонна вьючных животных и 2./6.

Боевая группа, продвигаясь в северо-восточном направлении, достигла узкого прохода между озерами 11 и 19, который был заблокирован противником поваленными деревьями, минами и простым проволочным заграждением. Наши саперы под прикрытием пехоты проделали проход в заграждении, через который прошел весь батальон.


Медленно, защищаясь с обеих сторон, батальон добрался узкого прохода между озером Верхнее и Motti-Jarvi и с наступлением темноты главные силы получили кратковременный отдых, в это время как разведчики отправились на север и восток. Санная колонна, груженная палатками, минометами и снаряжением, из-за трудных условий местности не смогла прибыть, поэтому батальону пришлось стать биваком в лесу под открытым небом и при морозе в минус 28 градусов Цельсия. Уже после отдыха у 25 солдат выявили признаки обморожения, но этих солдат из-за большого расстояния и непроходимой местности не представлялось возможным отправить обратно, и им пришлось остаться в боевой группе.

Авангард боевой группы спустя некоторое время после продвижения вперед натолкнулся на укрепленную позицию противника – предположительно полевой караул, – которая не была занят. В предрассветных сумерках саперы в ходе изнурительной 4-ч часовой работы разминировали проход через позиции противника – несколько человек в ходе разминирования получили ранения – прежде чем батальон смог снова продвигаться вперед через минные поля, препятствия из поваленных деревьев и проволочные заграждения. Пересекли много советских троп и перерезали телефонную линию. После 36-ти часового марша по глубокому снегу и при ежечасной смене передовой роты, которая должна была постоянно прокладывать лыжню для следующей за ней боевой группы, 2 ноября около 16.00 отряд достиг юго-восточного отрога горы Nau-Waara. Здесь организовали оборонительную позицию, чтобы перехватить отступавшего на север противника. Для обороны западного фланга, на тропе, по которой русские доставляли снабжение, в 500 метрах перед собственной позицией, был создан полевой караул силой 1./20 под командованием унтерштурмфюрера Англевица (Anglewitz) и до боевой группы была протянута телефонная линия.
1 и 2 ноября не смогли установить связь с 11./6, хоты был приказ, ежечасно выходить на связь.

3 ноября в 06.00 были задействованы три разведгруппы, чтобы провести разведку противника установить связь с финскими подразделениями. Унтерштурмфюрер Hartmann (1./6) получил приказ, двигаться вперед в направлении 19 километра дороги и там искать связи с финнами. Унтерштурмфюрер Винчек (Wienczek) (3./6) выдвинулся с аналогичным заданием в направлении 21 километра дороги, а унтерштурмфюрер Aнглевиц, который командовал полевым караулом, должен был в северном и южном направлениях провести разведку пути подвоза снабжения русских.



Унтерштурмфюрер Hartman сообщил, что в 300 метрах перед дорогой он натолкнулся на советскую линию охранения артиллерии. При этом был ранен советский часовой. Но ему также не удалось установить связь с финнами.
Унтерштурмфюрер Wienczek добрался до 21 километра дороги и установил, что по дороге в восточном направлении продвигаются более мощные колонны противника. Но также и ему не удалось установить связь с финнами. Унтерштурмфюрер Anglewitz доложил: на добрый километр, на юг и на север нет противника.

Но связь с финнами необходимо было установить при любых обстоятельствах. Поэтому в 10.00 была выслана усиленная разведгруппа 1 роты под командованием унтерштурмфюрера Прилер (Prieler), с заданием продвинуться вперед до 23 километра дороги и искать связи с финнами. Уже спустя непродолжительное время разведгруппа натолкнулась на тропу, по которой русские подвозили снабжение, и которая – как выяснилось намного позже - вела к обозу противника. В ходе дальнейшего продвижения разведгруппа добралась до района 22,1 км дороги. Под прикрытием основных сил с востока и с запада небольшая группа в количестве 4 человек, среди них был и корреспондент Laxander, продвигалась к дороге. На дороге они обнаружили идущего советского солдата с перекинутым через плечо оружием, они почти бесшумно взяли его в плен, продолжили свой путь к 23 километру дороги и неожиданно они услышали приглушенные голоса. Во время осторожно продвижения вперед пленный попытался сбежать. Но его сразу же сделали небоеспособным, и в то же время был открыт огонь по группе советских солдат. Речь шла об отделении телефонистов численностью 5 человек. Два человека погибли на месте, один скрылся в лесу; еще двое, которые поначалу прикинулись убитыми, при приближении к ним неожиданно вскочили. Один из них был взят в плен, а второй подорвался собственной гранатой.

Затем, приблизительно в 1000 метрах севернее дороги возле 23 километра разведгруппа натолкнулась на финский патруль. Солдаты начали махать руками, но все попытки привлечь внимание финнов, были безуспешными. Финны открыли огонь, и после этого отошли назад. Сама разведгруппа без потерь вернулась в расположение боевой группы.


После обеда, около 15.00, финская разведгруппа обнаружила нашу боевую группу и сообщила, что боевые части финнов продвинулись до 20,5 км. Унтерштурмфюрер Hartmann вместе с разведгруппой присоединился к финнам и на командном штабе финнов ему доложили о положении войск. Он взял с собой рапорт, в котором говорилась, что боевая группа переходит под финское командование.
Вечером наконец-то прибыли палатки, которые мы погрузили на лошадей и которые мы, потом долго искали. Также вместе с палатками прибыла и часть продовольствия, Теперь люди могли подкрепиться, а, также по очереди, что было невозможно в течение последних дней, отдохнуть в палатках, которые защищали их от сильного мороза. Можно было сказать, что большая часть неприкосновенного запаса уже была съедена.
Батальон получил новую боевую задачу на основании следующего положения войск: После того, как 14 пехотный полк продвинется в западном направлении до 20 километра дороги – 1 батальон к северу и три батальона к югу от дороги - кольцо вокруг подразделений противника на пространстве шириной до 1000 метров между озером 17 и финским батальоном Ravila севернее дороги, полностью замкнется.
Боевой группе Schreiber было приказано, замкнуть это кольцо и удерживать его.
Были созданы две группы. Первая группа, которая состояла из 1./6 и 3./6 должна была замкнуть кольцо между озером 17 и батальоном Ravila. Для инструктажа был направлен финский лейтенант. Вторая группа, состоявшая из штаба боевой группы, 2./6 и частей 4./6, перешел к обороне в центре нового участка, после того как слабое сопротивление противника было сломлено и было взято в плен несколько человек.
Обе операции прошли не совсем гладко. Вторая группа со штабом боевой группы, которая сначала, несмотря на продолжительный артиллерийский огонь, потеряла несколько человек ранеными, достигла нужного района, сразу же выставила охранение и попыталась установить связь с 1 и 3 ротами. Правда эти подразделения еще не прибыли; они не нашли районов, в которые им было приказано явиться.
Но это не было виной I./6. Приданный финский офицер из-за сопротивления противника должен был немного отклониться в сторону от курса, а затем из-за наступления темноты и непроходимой местности у него возникли трудности с ориентированием.


Поэтому на рассвете 5 ноября, командир 1-ой роты, оберштурмфюрер Плосс (Ploss), отправил разведгруппу под командованием унтерштурмфюрера Prieler с 9 солдатами на командный пункт 14 финского пехотного полка, который был там представлен. В 10.50 подразделения были на командном пункте боевой группы, и они немедленно закрыли пробел между озером 17 и 900 метров к востоку от него.

Но затем образовался новый пробел, так как батальон Равила, во время атаки сосредоточился в направлении дороги. После этого образовался пробел шириной 500 метров, который не был занят войсками, и мы сразу же прикрыли его разведгруппой, но полностью закрыть его мы не смогли. На протяжении всего дня продолжался сильный артиллерийский и минометный огонь противника, который велся из окруженного котла, по району дислокации батальона. В особенности, разрывавшиеся артиллерийские снаряды стали причиной потерь, до вечера было убито 2 и ранено 13 военнослужащих. Проникновение во вражеский котел в это время было не возможно, так как противник на востоке не был полностью скован, и вся его огневая мощь была направлена на север.

6 ноября пришел приказ: в 11.30 провести атаку. Боевая группа Schreiber получала задание: вместе с 2 и 3./6 повернуть и совместно с финнами атаковать в западном направлении, как только идущие с востока финны достигнут их левого фланга.
1./6 должен был оставаться на позициях до тех пор, пока правый фланг 3./6 не соприкоснется с левым флангом 1./6, чтобы затем всем вместе продвинуться вперед и занять выступающий лесной массив, который глубоко вдавался в озеро.

В 14.00 финны достигли левого фланга батальона. Теперь совместными силами они продолжили наступление в западном направлении.

При развертывании советский сторожевой пост обнаружил угрозу. Крик «Germanski!» объявил тревогу, и прежде чем все было окружено, противник открыл по нам огонь артиллерии прямой наводкой. Были убитые и раненые, и потребовался громкий командный голос командира, – который наверняка услышали «Иваны» - и который приказал своим солдатам занять более удобные позиции. Ко всем несчастьям собственная артиллерия стреляла с позиций южнее железной дороги так далеко, что ее огонь стал причиной потерь во 2 роте.


Свои огневые позиции были оповещены по радио, и после этого в течение получаса огонь велся точно по позициям противника. После того как огонь на поражение стих, пришел приказ об атаке.

Мы захватили первое долговременное огневое сооружение. Во время внезапного нападения были захвачены в качестве трофея три орудия противник, из которых противник некоторое время назад вел по нам прямой огонь. Были захвачены пленные и несколько лошадей. Но сопротивление окрепло прямо на глазах, когда противник заметил, что его окружили.

Остров на покрытом льдом озере 17 заняли несколько бойцов с 1 тяжелым пулеметом и 2 ручными пулеметами, чтобы воспрепятствовать отступлению противника по замерзшему озеру. Попытки советских частей, перейти озеро с наступление темноты, потерпели провал. При этом в плен было взято несколько человек.

До вечера боевая группа смогла продвинуться вперед только приблизительно на 500 метров. Густой лес с непролазным кустарником и снег, а также лесные завалы, которые противник держал под обстрелом и ожесточенно оборонял, все это сильно препятствовало дальнейшему продвижению вперед.

Так как преодоление лесных завалов в настоящий момент было невозможным, то мы –оставив охранение – отошли на несколько 100 метров на восток и в небольшой котловине разожгли бездымный костер. Нас мучил голод, а о сне в такой мороз не чего было и думать. Кроме того, этому сражению не было видно конца.

Утром, 7 ноября мы, прежде всего, отправили раненых на войсковой пункт медицинской помощи 14 пехотного полка. Уже три дня подразделение не получало продовольственного снабжения. Голодные и полностью измотанные, с обморожениями ног, голов и кистей рук, в таком состоянии наши подразделения лежали во льду и снегу напротив противника, который постоянно пытался прорваться при помощи контратак. Затем для усиления защиты флангов со стороны озера прибыло подразделение финнов.

Для того чтобы отвоевать последние артиллерийские позиции на другой стороне лесных завалов, из добровольцев 1-ой и 2-ой рот была создана ударная группа, которая наряду с двумя ручными пулеметами взяла с собой в качестве «тяжелого оружия пехоты» мощные кумулятивные заряды. Ударная группа приблизилась к рубежу атаки около 50 метров перед лесным завалом, но затем по группе ударил ожесточенный огонь пехоты противника.


Открыть ответный огонь из ручных пулеметов не представлялось возможным, так как затворы пулеметов просто замерзли, в отличие от пулеметов русских, которые вели огонь их защищенных долговременных огневых сооружений. Ударная группа вынуждена была отойти. К сожалению, в ходе этой операции погибли четыре боевых товарища, а еще трое были ранены.
В 08.30 капитан Lounaruda 2 роты (финской) батальона Rаvila установил связь с боевой группой и бросил один взвод финских егерей и один инженерный взвод в образовавшуюся в батальоне брешь..
Наступление было продолжено. Также и 1 рота 6 пехотного полка могла свободно иди вперед. Был успешно преодолен лесной завал и были захвачены еще два орудия противника, а также и обоз с большим количеством повозок, вооружения и другого снаряжения. Необходимо было снова и снова выводить из строя хорошо замаскированных снайперов. Наконец-то котел был преодолен; батальон должен был перейти к обороне на занятых позициях. Последнюю чистку провел финский батальон, который подошел с запада и освободил оставшуюся часть мыса.
Таким образом, бои на этом участке закончились, была установлена связь с боевыми товарищами на главной линии фронта, прибыло продовольствие – и если хлеб был очень сильно замерзшим, то его оттаивали, и он был таким же вкусным.
Общие потери боевой группы составили 19 человек убитыми и 76 ранеными.



Было взято в плен 7 офицеров и 140 солдат, захвачено в качестве трофея: 7 орудий, 2 пулемета, большое количество винтовок и карабинов, 14 повозок, 15 повозок с передком, 6 саней, 5 полевых кухонь, 1 машина с прибором связи, 1 переносная радиостанция и боеприпасы, а также прочие предметы снаряжения.

Численный состав боевой группы перед началом боевых действий:
13 командиров, 435 младших командиров и солдат

Численный состав боевой группы после окончания операции:
8 командиров, 98 младших командиров и рядовых, и не смотря на то, что потери были не большие, 115 человек из-за признаков обморожения должны были быть отправлены в тыл.


8 ноября пришел приказ, в котором говорилось, что боевая группа снова переходит под командование дивизии НОРД. Она получила приказ, занять старую позицию „Benner“ на 17,4 километре дороги, защищать участок 17-20 км на север и ежедневно проводить разведку. Эта позиция в течение 9 ноября была занята.

Перед расставанием c финскими частями и подразделениями полковник Hanelius выразил боевой группе и ее командирам благодарность и поблагодарил немецкие и финские соединения за хорошую совместную работу. За свои заслуги штурмбанфюрер СС Шрайбер был награжден Немецким крестом в золоте . III (финский) армейский корпус наградил военнослужащих отряда финскими медалями: 10 человек получили медали первой степени и двадцать человек медали второй степени.


Боевое донесение 7 пехотного полка СС
за период с 29 октября до 13 ноября 1941 года

Структура соединения: I. батальон 7 пехотного полка, III батальон 7 пехотного полка, разведывательный взвод на мотоциклах 7, 2 взвода 13 роты /7, 1взвод 13 роты/6 (1 пехотное орудие), 3 взвода 14 роты / 7 (противотанковая пушка), 2 взвода 1./СС = истребительно-противотанковое подразделение, 1 взвод инженерно-саперной роты 7 и с 9.11. также II батальон 7 пехотного полка.

Задача полка: сковать действия противника перед прежними позициями, поддерживать тесный контакт с идущими перед правым флангом финскими соединениями (14 пехотным полком), присоединиться к этому движения правым флангом, чтобы перед собственными позициями взять противника в котел и помочь его уничтожить.

Для подготовки в качестве офицера связи полк послал в 14 финский пехотный полк унтерштурмфюрера Witt и установил радиосвязь.

1 ноября в начале наступления усиленные разведгруппы выступили вперед на противника и сковали его действия, огнем. Разведгруппы I./7 и 13./7 натолкнулась на слабый ответный огонь. Поэтому они атаковали первую линию долговременных огневых сооружений, смогли отбросить противника и около 08.00 заняли эту передовую линию укреплений. Сопротивления противника сильно возросло на второй линии долговременных огневых сооружений, на которую отошел противник. Местность была сильно заминирована.


В течении послеобеденного времени другой разведгруппе удалось прорваться во вражеские позиции на глубину примерно 400 метров. Ей удалось разрушить тяжелый полевой кабель противника, и тем самым на длительное время парализовать огонь артиллерии противника. Вперед было выдвинуто много противотанковых пушек. С их помощью на участках I и III батальонов /6 было уничтожено несколько господствующих долговременных огневых сооружений противника.

2 ноября 07.00 часов: По всему фронту полка было непосредственное соприкосновение с противником. Первая попытка, приблизиться к линии долговременных огневых сооружений на высоте „Русская“, разбилась об ожесточенный оборонительный огонь. Также и батальону Хейно не удалось продвинуться вперед.

Чтобы воспрепятствовать отступлению противнику на север и по возможности еще в светлое время суток захватить высоту „Русская“, 3 рота под командованием унтерштурмфюрера Wolf была снята с фронта, затем она продвинулась на норд-норд-ост, повернула на юг и предприняла наступление. I батальону для усиления был придан разведывательный взвод мотоциклистов, дополненный 25 солдатами из 14./7. Вечером 3-й роте в ожесточенной борьбе удалось захватить и уничтожить 9 долговременных сооружений противника.

3-я рота удерживала эту позицию всю ночь, ожесточенно оборонялась, искала связи с батальоном Хейно и установила ее.

Весь участок полка в этот день находился под обстрелом сильно меняющегося артиллерийского, минометного и беспокоящего огня.

3 ноября, 06.00 часов: 3-я рота снова пошла в наступление. Она должна была разминировать большое количество мин, и она смогла при помощи ударных групп уничтожить бункер за бункером. В 10.00 было уничтожено 25 долговременных огневых сооружений и взято в плен 40 человек. В 12.00 весь укрепленный оборонительный рубеж находился в наших руках, личный состав гарнизона был уничтожен или взят в плен.

10.25 часов 1./7 выступила со своих прежних позиций и была переброшена на восток, чтобы освободить силы продвигавшегося вперед батальона Хейно. Очень скоро противник с трех сторон был окружен усиленным I./7, и лишь по направлению к востоку еще стояло охранение финнов.


В 19.00 полк получил приказ до 05.00 4 ноября занять участок 6-го полка до озера 23. Поэтому был издан следующий приказ:

1. „I./7 расширяет фронт на запад и занимает участок III./7 до 200 метров юго-западнее озера 15.
2. III./7 вступает в связь с боевой группой Эльзнер (пехотный полк 6) и занимает весь участок. Сначала должен быть освобожден левый фланг“.


Такое расширение фронта полка означало значительное ослабление отдельных участков фронта, тем более, что 1 и 3 роты были отведены с фронта и были предназначены для дальнейшего окружения противника.

Поэтому I./7 получил приказ, самому создать котел для уничтожения противника. Операция проводилась с востока. Для этого 1 и 2 роты ночью заняли исходные позиции, в то время как 3 рота снова использовалась на западном участке батальона. Во время перегруппировки противник попытался прорваться на юго-восток. Но части подразделения были очень внимательны и отбили попытку прорыва, нанеся противнику большой урон.

4 ноября: Около 10.00 возникла опасность того, что между боевой группой Schulz, которая находилась приблизительно на 15,3 км дороги, и III./7 образуется свободное пространство. Поэтому III./7 была поставлена задача, растянуть (удлинить) левый фланг и закрыть эту брешь.

Начало наступления I./7 в 10.45.

1 рота продвигается к выступу леса севернее „Russenwald“, а 2 рота наступает до выступа леса со стороны русских; между обеими ротами находится равнина, которая в настоящий момент сильно занесена снегом. Около обеда, вследствие ожесточенного сопротивления, наступление остановилось перед сильно заминированной линией долговременных огневых сооружений.

Ближе к вечеру крупные силы противника снова предпринял попытку прорыва в направлении на восток.


Наступление противника было отражено в ожесточенном бою.

Около 21.00 было установлено, что финский батальон Хейно очень сильно отклонился на северо-запад. Батальон Augsberger (I./7) самостоятельно искал связи с финнами и в ходе ночи произвел следующую перегруппировку сил:
2 рота осталась на выступе леса со стороны русских, первый из выступов к северу был занят разведывательным взводом полка (то есть, южный фронт был ослаблен). 1 рота, находившаяся на втором выступе севернее „Russenwald“, была переброшена на южный фронт. Брешь, образовавшаяся на их правом фланге, до батальона Heino в 01.00 была закрыта финской резервной ротой Sauli. 3 рота вклинивалась с запада и использовалась в районе „Russenwald“, ее задачей было удержать позиции и воспрепятствовать отступлению противника. Таки образом противник оставался окруженным.

5 ноября: После короткой интенсивной артиллерийской подготовки в ранние утренние часы в западном направлении началось наступление против ожесточенно оборонявшегося противника, который находился на укреплённых оборонительных позициях. Восемь долговременных огневых сооружений были уничтожены прямыми попаданиями артиллерии, после обеда были уничтожены остальные 37 бункеров. Они были уничтожены при помощи противотанковых пушек, сосредоточенных подрывных зарядов и ручных гранат. Около 10.00 укрепленный оборонительный рубеж был в наших руках. На поле боя противник понес многочисленные потери, и только незначительная часть капитулировала и сдалась в плен.

Намерения были следующими, на следующее утро вместе с I./7атаковать другие укрепленные оборонительные позиции русских, которые находились западнее бывшей высоты русских. Но вечером кольцо должно было быть перетянуто на запад, и вновь образовавшаяся брешь должна была быть закрыта. Так как финский батальон Хейно преждевременно повернул на север. III./7 заняла часть фронта I./7, а батальон Аугсбергера (Augsberger) закрыл новое кольцо.

Противник казалось, почувствовал свое третье окружение. Крупными силами, противник предпринял многочисленные попытки прорвать окружение и уйти на восток. , но все эти попытки были отбиты.

Чтобы высвободить силы для нового наступления, которое должно было состояться следующим утром, удалось перевести резервную роту финнов на южную часть участка I./7, а 2./7 подготовить к наступлению.

#6 OFFLINE   sseregabat

sseregabat

    Участник Форума

  • Topic Starter
  • Пользователь
  • Pip
  • 92 сообщений
  • 4 тем
    Last Visit 27 Авг 2015 13:46

Отправлено 28 Июнь 2011 - 17:27

1943 - ГОД АКТИВНОЙ ОБОРОНЫ

Начало 1943 года на дивизионном участке фронта оставалось относительно спокойным. Зимние холода и большой снег сдерживали любую большую боевую активность. И только лишь разведывательные группы проводили неоднократные, небольшие но очень ожесточенные бои между позициями.



На большом открытом северном участке фронта с возрастающей способностью снежного покрова выдерживать большую нагрузку, продолжалось проведение активных разведывательных действий. Беспокойство, за неожиданные атаки во фланг, играло во всем этом решающую роль. С октября 1942 года из всех подразделений дивизии были взяты хорошо обученные команды горных егерей которые использовались в качестве лыжных подразделений на северном участке фронта и они оказались хорошим и действенным подкреплением войскам: они увеличили подвижность войск и усилили боевую мощь. В январе началось создание достаточного количества резервов продовольствия на опорных пунктах - "Малья-Вара", "Кокоссалми", "Хаммер" и "Капролат" - то есть создавался семидневный запас продовольствия, а также соответственно топлива и боеприпасов для артиллерии и тяжелых орудий.

Так же гора Нято-Ваара была переоборудована в опорный пункт и снабжена продовольствием и боезапасами. В случае прорыва противника и блокировании им путей подвоза снабжения, войска и подразделения могли отойти к этому лагерю (опорному пункту).

В первые месяцы 1943 года не ожидалось, что советская сторона будет проводить наступление крупными силами; данные разведки, прослушки и инструментальной разведки, а также боевая деятельность противника, показания военнопленных и развитие общего положения на фронтах, все это являлось основанием для того, что противник не будет проводить крупномасштабных боевых действий.

В конце января на участке фронта Лоухи были собраны следующие силы противника: 186 советская мотопехотная дивизия, 61 и 65 советские бригады морской пехоты, 27 отдельный мотопехотный батальон и в резерве была 67 бригада морской пехоты. 23 советская гвардейская дивизия, 263 советская мотопехотная дивизия и 80 бригада морской пехоты в последние месяцы были переброшены с этого участка фронта. Но вместо них были заново привлечены в этот район боевых действий 85 бригада морской пехоты и 27 отдельный мотопехотный батальон.

Пленные так же рассказали, что так называемые специалисты - танкисты и водители - были переданы на другие фронта. Советские войска, ведущие боевые действия в районе Лоухи провели собрание по поводу формирования нового танкового подразделения "Бойцы Карелии"; это якобы хорошее решение одобрил сам генералиссимус Сталин.

Все собственные войска и подразделения сознательно использовали первые месяцы 1943 года для повышения военной квалификации и для строительства новых позиций и укреплений. Тренировки с оружием, объединенные с занятиями по противотанковой борьбе и установке мин, занятия в составе взводов и рот; для пехоты и инженерных войск в добавление к вышеуказанным занятиям, прежде всего по технике штурмовых и поисковых групп; для артиллерии и зенитной артиллерии - занятия по использованию огня своих орудий и по управлению огнем, для офицеров занятия по планированию и отдаче приказов и распоряжений были основными задачами в образовательных программах и программах по повышению квалификации. Также части находящиеся в тылу и подразделения снабжения, тыла и обоза проводили занятия по объявлению тревоги, занятия с оружием по защите опорных пунктов и отражению атак в движении.



В общем и целом закрытый у боевых подразделений процесс реорганизации горнострелковой дивизии, длился у соединений тыла дивизии по техническим причинам до середины 1943 года. Необходимо коротко описать некоторые из этих изменений, при это в рамках доклада должно было быть упомянуто о необходимой функциональной работе этих подразделений, об их незаметных, но тяжелых и всегда надежно выполняемых обязанностях.

Таким образом, был сформирован неоднократно проверенный автомобильный парк дивизии, до сих пор большая автотранспортная колонна вместе хозяйственной автотранспортной колонной, и 19 сентября 1943 года он был переименован в "Автопарк горнострелковой дивизии СС" и перегруппирован:

а) в Куусамо
1. автомобильная рота (из 1. и 7. большой автоколонны)
2. автомобильная рота (из 2. и 6. большой автоколонны)

B) в Корпи-Ярви
3. автомобильная рота (из 3. и 5. большой автоколонны)
4. автомобильная рота ( из 4. большой автоколонны и свободных частей до сих пор существовавших 8. и 9. хозяйственных
автотранспортных колонн)
5. автомобильная рота ( из 8. и 9. хозяйственный транспортных колонн с 4-м взводом 9 вагонов-цистерн (27 куб. м.))

Реорганизация медико-санитарной службы в медико-санитарный батальон происходила только в тыловом районе после подготовки позиций, оружия и снаряжения.
23 июня 1943 года в дивизию прибыл дивизионный провизор, хауптштурмфюрер доктор Вёльфель. Он сразу же начал организацию обменного пункта санитарного имущества. Кроме того, он был уполномочен проверять и комплектовать дивизию всем необходимым санитарным имуществом. Для борьбы с мошкой и комарами вся дивизия была в первую очередь снабжена маслом от комаров.
Согласно распоряжению командования войск СС 23 июня был образован действенный медико - санитарный батальон. В его состав входили:

1 Полевой лазарет
1./ санитарно-медицинская рота
2./ санитарно-медицинская рота
1. маленькая автоколонна = взвод
2. маленькая автоколонна = взвод
3. маленькая автоколонна = взвод и санитарный взвод

Командиром медико-санитарной службы был дивизионный врач штандартенфюрер доктор Ферензер.
Рота ветеринарной службы - приблизительно 270 человек - формировалась с весны 1942 года и теперь начала использоваться - оборудовала свою центральную база в Тухкала. Ветеринарная служба и ее центральный пост следили за здоровьем более чем 4000 лошадей - прежде всего вьючных и упряжных животных, которые подвозили снабжения для фронтовых эшелонов.
По приказу командира дивизии 15 мая 1943 года была создана служба служебных собак (численностью 2/4/37) и она была дисциплинарно и экономически подчинена
батальону связи НОРД.
Диспозиция батальона связи СС НОРД находилась на "Дороге СС".






Две имеющихся в опорном пункте Оулу полевых запасных роты могли быть дополнены еще двумя ротами.
Командир 1. полевой запасной роты имел право наложения дисциплинарных взысканий, как не самостоятельный командир батальона. Во всех отношениях он подчинялся командующему опорным пунктом Оулу.

А 3. и 4. полевые запасные роты подчинялись командиру 1. полевой запасной роты.
Кадровый состав 3 полевой запасной роты был составлен из военнослужащих 1. и 2. полевой запасной роты. Исполняющие обязанности командиров рот и обученные младшие командиры подчинялись командованию 6 горнострелкового полка СС "Рейнхард Гейдрих" ("РХ"), до 30 июня они были откомандированы на опорный пункт.

Кадровый состав 4-ой полевой запасной роты бал создан из военнослужащих мотопехотного полка СС и обученных младших командиров 7 горнострелкового полка СС. 405 военнослужащих пополнения, предположительно должны были прибыть в Оулу в июле 1943 года. Они были приняты 4. запасной полевой ротой, причем главные силы этого пополнения должны были пройти повторную подготовку в течение приблизительно четырех (4) недель.

Фронтовые соединения также получили пополнение. Мотопехотный полк СС НОРД сформировал мотоциклетно -пехотный взвод начинавший боевую деятельность с 1 мая в районе батальона на "Дороге СС" вместе с

а) командиром мотопехотного батальона,

B) младшим командиром и рядовыми.

Недостающие младшие командиры и рядовые были взяты из мотопехотного батальона.

Командование дивизии в Оулу сформировало для разведывательного батальона СС 3-ю мотоциклетно - пехотную роту, которая должна была начать действовать с 1 мая 1943. Название этой роты было следующим:

3-я мотоциклетно-пехотная рота (Фольксваген) разведывательного батальона СС НОРД

Командиром роты был назначен оберштурмфюрер (обер-лейтенант) Рыбка. Кадровый состав для роты был выделен разведывательным батальоном и 25 апреля 1943 он был переведен на IV опорный пункт СС в Оулу. Остальной рядовой состав должен был быть откомандирован в Оулу к 30 апрелю. Прежняя 3 рота разведывательного батальона СС НОРД получила новое название

4-я рота разведывательного батальона СС НОРД.

Взвод связи разведывательного батальона СС НОРД был преобразован во взвод связи, который должен был приступить к работе 10 мая 1943 года. Рядовой состав этого взвода создавался из солдат старого взвода связи, а так же путем привлечения и обучения других солдат из состава мотопехотного полка СС.

10 июня 1943 года около 18:00 часов горнострелковая дивизия СС НОРД под командованием хауптштурмфюрера Никеля прибыла под звуки оркестра в район своего использования и начала расквартирование к востоку от командного пункта дивизии. 18 полярный горнострелковый полк прибыл в Финляндию в январе 1943 года. Он был подготовлен для ведения боевых действий в полевых условиях, в начале марта он был подчинен 6-ой горнострелковой дивизии СС НОРД и выведен в тыловые районы. Обучение личного состава полка из-за особых условий местности проводилось в районе Лоухов. В соответствии с уровнем подготовки подразделений было определено, с какого времени они должны быть введены в батальон на спокойных участках фронта в качестве сменщиков.

Далее рота лыжников дорожной полиции была придана 18 полярному горнострелковому полку.

В приказе по боевой подготовке было предписано: Необходимо считаться с характерными особенностями этих норвежских спортсменов и принимать во внимание строгое соблюдение ими дисциплины в самом широком смысле слова.

31 марта 1943 года вопреки первоначальным планам переименованный 18 полярный горнострелковый полк СС под командованием штандартенфюрера Франца был приведен для замены подразделения находящегося справа от "Дороги СС", после того как полк после прохождения интенсивной подготовки, проведенной специалистами горнострелковой дивизии СС НОРД под командованием штандартенфюрера Эша, был условно объявлен боеспособным.

Приказ по смене состава гласил:

"18 полярный горнострелковый полк СС перенимает на себя до 7 апреля 1943 года - 12:00 часов - всю ответственность за положение на фронте в районе , который изначальо занимал III-ий батальона 206 полка включительно до Ренцриппе.
Для того чтобы вникнуть в положение дел после смены состава в этом районе фронта, в каждой вновь прибывшей роте / взводе остаются еще на три дня, имеющие большой боевой опыт командиры взводов или унтерфюреры, из прежнего состава.
Прибывающая 5 апреля рота лыжников должна быть подчинена разведывательному батальону СС и пятого же апреля 1943 года в 1:00 час отправляется в обоз разведывательного батальона и оттуда под руководством хорошо знающего дорогу унтерфюрера должна отбыть на позиции разведывательного батальона".

Уже 6 и 7 апреля противник провел разведку позиций 18 полярного полка, но перед позициями II. батальона 18 полка он был отброшен. 8 апреля 1943 в 12.40 последовал огневой налет из орудий всех калибров по нашим войскам, и в основном по позиции "Гудрун". Далее огневой налет переместился на юг до района обороны II. батальона 18 полка. Под прикрытием густой стены тумана и сильной вьюги, силы противника нанесли удар в середину позиции "Гудрун" и по левому флангу II. батальона 18 полка. Одна боевая группа противника была разбита огнем артиллерии перед северным флангом позиции "Гудрун".

Использование лыжного подразделения быстро оправдалось, прежде чем 15 марта с крайнего севера был переведен, 3 финский специальный мобильный батальон и 6 горнострелковая дивизия СС НОРД взяла на себя охрану и защиту северного фланга на большом участке фронта Нижнее озеро - Тикшозеро, а также Пья-озеро. Фины оставили здесь 1 роту 3 батальона и отошли. Они вошли в сотав вновь созданной группы НОРД в которую также была откомандирована усиленная рота III. батальона 18 полярного горнострелкового полка СС. Район боевых действий Сашаек - Кундозеро простирался по прямой линии на 50-60 км от базы Кананаинен на север. Дорога в обратном направлении шла через Куусамо и затем восточнее через Пааная-Ярви (река), Боровская; летом по этой дороге можно было передвигаться моторизованно или при помощи плавсредств, зимой можно было передвигаться на санях. Для подвоза снабжения использовалось несколько моторных лодок, 6 грузовиков, 30 лошадей, сани (повозки и тачки в период распутицы).
Медико-санитарная группа оборудовала в Боровской больничную палату и заботились об эвакуации больных и раненых. Эвакуация в период распутицы была возможна только в очень тяжелых условиях.

В конце апреля 1 финская роты 3 батальона была выведена из района боевых действий группы НОРД, таким образом, район с обеих сторон деревни Тумча остался без прикрытия.

Дальнейший приказ для группы НОРД гласил:
Вести разведку на линии: бухта Умбиканда - Большое круглое озеро - гора Меендевара - восточная оконечность Кундозера - Новгозеро - середина Ругоозеро.
И позже после пересечения этой линии - уничтожение всех сил противника.
Четыре раза в месяц проводить в этом районе разведку боем.

Доклад о подвозе и снабжении войск в феврале и апреле характеризовались следующими цифрами; они наглядно показывали картину чрезвычайной работы подразделений ответственных за подвоз и снабжение.

В феврале1943 года было завезено
1824,4 т = 76 т суточная производительность

и проведено пополнение запасов войск и подразделений. В апреле 1943 года в раойн своих войск было доставлено

Продовольствие: 547,9 т
Сухой фураж (грубый корм): 928,9 т
Маркитантские товары: 89,5 т
Обмундирование и мат. часть: 91,8 т
всего: 1658,1 т

Штат хозяйственного батальона составлял: административная рота дивизии в феврале 1943 имела 7/12/79 = 79 человек, в апреле 7/10/73 = 90 человек.
В феврале 1943 в роте, ведающей поставками мяса было, задействовано 3/58 = 61 человек, в апреле 3/10/57 = 70 человек. В феврале и апреле 1943 года в хлебопекарной роте было 146 человек. В состав батальона входили также рота вещевого довольствия, ремонтная рота, а также служба полевой почты, полевая касса дивизии и другие особые подразделения (вещевой склад, прачечная и т.д.).
Командирами этих подразделений были соответствующие дивизионные службы тыла со своим персоналом из штаба дивизии ( отдел IVa). Транспортировка из Финляндии до Корпи-Ярви, через непроходимые леса Карелии, проходила при тяжелых погодных условиях, условиях сниженной механизации и кроме всего прочего необходимо было отражать нападения партизан

В феврале 1943 года было выпечено 274 350 хлебов, кроме того работало 27 840 кухонь в солдатских клубах. На складах было запасено 350 т муки, такое количество было достаточно для 30 дней. После каждого отпуска хлеба оставался запас от 20 000 до 30 000 булок хлеба, благодаря этому запасу можно было избегать выдачи слишком свежего хлеба. Из боевых действий 1943 года были проведены только те, которые носили серьезный характер или те которые в некотором смысле были типичными для локальных войн.

Операции "Юхтен" и "Фильц"

Командование дивизии отдало приказ провести 14 и 27 января 1943 года две операции штурмовыми группами, одну в районе 6 горнострелкового полка СС и вторую силами 7 горнострелкового полка СС. Целью этих акций был захват пленных, чтобы посредством разведки получить информацию о планах и намерениях противника; кроме того, должны были быть разрушены особенно неудобные и опасные боевые позиции. Операция "Юхтен" проводилась 14 января в районе обороны 8 батальона 6 горнострелкового полка СС (оберштурмфюрер Ренц), севернее дороги, и силами 1/9/71=81 человека под командованием унтерштурмфюрера Хештерберга. Подразделение было разделено на две штурмовых группы, группу охранения и дежурную (резервную) группу. Атака, подготовленная разведкой и отработанная на картах, получила значительную поддержку артиллерии и зенитной артиллерии. О результате этой атаки сообщает журнал боевых действий: "Атака, окружение и уничтожение боевых позиций удались. Было взято в плен два человека, было разрушено 5 вражеских долговременных огневых сооружений и большое число маленьких огневых позиций, в качестве трофеев было захвачено много оружия. Около 50 солдат противника было убито. Принимавшие участие в боевых действиях силы противника к югу от направления контратаки были захвачены огнем артиллерии и обращены в бегство. Собственно противник, предположительно был застигнут врасплох и переоценив объем контратаки он решительно ударил огнем своих тяжелых орудий по своим, подвергающимся опасности позициям и только позднее начал вести ураганный огонь по нашим огневым позициям.
Собственные потери составили 14 убитых и 18 раненых и были довольно большими. Огонь вражеской артиллерии способствовал этим потерям, а так же временное неправильное ориентирование второй штурмовой группы завело ее в трудную местность. Группа сначала нанесла удар мимо цели своей атаки и из-за флангового огня противника понесла большие потери".

Операция "Фильц" была проведена 27 января 1943 года на участке фронта II. батальона 7 горнострелкового полка СС двумя ударными взводами (2/3/24) и одним саперным отрядом (0/1/7) а также взводом охранения (0/2/16). Сторожевое охранение противника южнее озера 60 - так называемого "Русского мешка" - было смято и гарнизон противника (2 офицера и 35 солдат) был уничтожен. Хауптштурмфюрер СС Шнайдер и унтерштурмфюреры СС Вагнер и Зинске а так же выдвинутый вперед артиллерийский наблюдатель Шнайдер - после интенсивной подготовки на своем песчаном учебном полигоне - привели операцию к ее успешному завершению.

Опыт, накопленный во время проведения этих обеих операций был позднее изложен в заключительном докладе, в котором было дано краткое описание последней операции с точки зрения ее участников:

"27 января 1943 года - 04:00. Штурмовая группа ушла по узкому проходу со своего минного поля и достигла свободного равнинного участка напротив северо-восточного угла "Русского мешка" и медленно двинулись по глубокому снегу на вражеские позиции, постоянно затаиваясь, прислушиваясь, наблюдая. Во главе группы шли саперы, они были полностью укомплектованы взрывчатыми материалами, для того чтобы взорвать два прохода во вражеском заграждении перед огневыми позициями. Незамеченная противником, штурмовая ударная группа достигла исходной позиции.

Время Икс! Район боевых действий задрожал от нашего огня. Выстрелы и взрывы бомб и снарядов озарили полярную ночь. Более тысячи снарядов, мин и гранат взорвались в "Русском мешке".

05:50 - саперы тронулись в путь, достигли заграждений противника и подорвали их. Штурмовая группа шла следом. Счастье, что первый, укрепленный угловой дот из-за попадания в него артиллерийского снаряда, был немного поврежден и хорошо виден. Таким образом, мы почти безопасно приблизились к долговременной огневой позиции (доту) и смогли его очень быстро захватить. Но со стороны второй долговременной огневой позиции (дот) по нам велся сильный огонь пехоты. Мы открыли ответный огонь, немного рассредоточились, чтобы сковать противника в ширину, а в это время саперы со стороны огнемета подошли к доту. Они накрыли дот огнем. Таким образом, они обрабатывали дот за дотом и захватывали их.
По второму взводу, который атаковал с северо-востока, уже со стороны первого бункера, которого достиг взвод, был открыт сильный пулеметный огонь. Наш пулеметчик был убит выстрелом в голову. Второй пулеметчик проник вглубь, занял более выгодную позицию, так что он огнем своего пулемета смог накрывать позиции стрелков противника. Он стреляет ... но слишком высоко. И только второй выстрел (очередь) попадает в в амбразуру дота и заставляет его замолчать. Два сапера подобрались к доту, положили в амбразуру дота связку ручных гранат и подожгли ее. По соединяющимся окопам мы атаковали следующий бункер. Два выскочивших из дота советских солдата, вступили в борьбу, но на пол секунды позже и были убиты. Но уже на следующем бункере мы вовремя услышали предупредительный окрик нашего командира взвода. Мы спрятались в укрепление и ушли от фланкирующего огня скорострельного автоматического оружия, который обрушился на нас. Мы - устремляясь вперед к южной окраине "Русского мешка" - просто наблюдали за бункером (дотом). После этого мы атаковали вход в долговременное огневое сооружение с двух сторон. С пулеметами за плечами, стреляя от бедра, бросая ручные гранаты, мы попытались захватить вход в долговременное огневое сооружение, но сначала безуспешно. По нам все еще вели огонь из скорострельного автоматического оружия. Под прикрытием огневой поддержки наши саперы приблизились к доту. Взрыв подложенной ими связки ручных гранат сорвал дверь с петель. Бункер мог быть взорван. Все группы должны были встретиться в южной части "Русского мешка". Взвод тяжело пробираясь по метровому снегу и через редкий лес достиг этого места. Первая группа на удалении гранатометного выстрела увидела гранатометную позицию противника. Команда гранатометчиков выстрелила из всех орудий. Соберясь вместе, наши солдаты ворвались на позицию гранатометчиков противника, взяли верх над противником, захватили в плен трех человек и завладели гранатометами противника.

Плененные советские солдаты показали объединенным штурмовым группам проход в минных полях вглубь, в направлении их огневых позиций. Мы вовремя возвратились по равнинной местности назад, до того как противник нанес по нам артиллерийский огонь. В укрепленных бетонированных убежищах мы закурили первые сигареты, и выпили первую рюмку шнапса. А так же и наши пленные, которые так храбро сражались, тоже получили сигареты и шнапс.
Было уничтожено 21 долговременное огневое сооружение и жилые бункеры. Было уничтожено 34 советских солдат. Собственные потери составили: двое убитых и десять человек получили легкие ранения. Два человека награждены "Железным крестом I", двенадцать человек "Железным крестом II", двое были повышены в чине и получили звание Унтершарфюрер, а все солдаты штурмовой группы получили по приказу генерал-полковника Дитля 3 дня внеочередного отпуска".
В последовавшем, составленном после окончания обоих операций докладе были сделаны следующие выводы:

1. Подготовка и разведка
2. Постановка задач всем родам войск и их выполнение
3. Целесообразное разделение подразделений
4. Время и
5. Образ действий противника

Пункт 1) В течение подготовительного периода (по меньшей мере, от 3 до 6 недель) необходимо - незаметно и из различных точек - неоднократно использовать разведгруппы. Во время проведения разведки они должны были определять: заграждения, охранение, дневные и ночные позиции сторожевых постов, время их смены, начертание и прохождение окопов и траншей (сравнение этих данных со снимками с воздуха, если таковые имеются), количество и положение боевых позиций, их вооружение и принцип действия. Также необходимо, чтобы по возможности все военнослужащие штурмовых сил, тоже участвовали в проведении разведопераций, чтобы они в будущем могли как можно лучше ориентироваться по объектам на местности. В конечном итоге это поможет сохранить их жизни. На песчанике проводились следующие занятия: Отдача распоряжений всеми командирами и унтерфюрерами, взаимодействие штурмовых групп, с группами охранения - особенно с тяжелым пехотным оружием и артиллерией - все возможности действий противника, противостояние этим действиям и их отражение.
Для штурмовых групп специально разыгрывались следующие тренировочные задания: Сдерживание атак противника в местах его прорыва, порядок в котором будут подрываться боевые позиции, меры по ликвидации возможного, непредвиденного сопротивления, отход штурмовой группы, замеры промежутков времени.
На тренировочном сооружении, которое должно приблизительно соответствовать огневой позиции противника, многократно проводились совместные практические учения (тренировки) штурмовых групп, техническое обучение отдельных подразделений, таких как - групп прикрытия, подразделений огнемётчиков, групп подрывников.

Пункт 2) Задачу нужно ставить коротко и точно и по возможности сосредоточиться на цели. Успех очень сильно зависел от фактора внезапности. Если происходит непредвиденное нападение противника, то командир штурмовой группы должен иметь право, самостоятельно оторваться от противника.
В плане огня артиллерии должно быть точно определено время, район действий и количество боеприпасов. С началом атаки огонь должен вестись по флангам и тыловым районам противника. Для подавления контратак противника и внезапно встречающегося сопротивления противника, впереди штурмовой группы должен следовать выдвинутый вперед артиллерийский наблюдатель.
Тяжелое пехотное оружие (гранатометы, пулеметы и т.д.) должно ослеплять наблюдательные посты противника, сдерживать огонь противника, который ведется по местам атак, и подавлять контратаки противника.
Опыт: Артиллерийский огонь по сторожевым постам, вызывает тревогу на позициях противника. Через 30 - 60 минут после атаки следует контратака противника. Рекомендуется наносить удар по переднему краю обороны или по району сосредоточения резервов противника не с началом атаки, а приблизительно 20 минут спустя.

В обеих операциях не удалось предотвратить вступление противника в контратаку, но благодаря находившемуся впереди артиллерийскому наблюдательному посту удалось своевременно нейтрализовать эти контратаки.
С наступлением сумерек - фактор внезапности, преимущество скрытного выхода на рубеж атаки и незаметное разрушение проволочных заграждений - делало огневой налет артиллерии в месте прорыва излишним. Глубокий снег - во время проведения обоих операций, толщина покрова которого достигала приблизительно 80 см - снижал действие тяжелых минометов. При достаточно сильной артиллерии можно было отказаться от тяжелых минометов.

Пункт 3) Во время проведения обоих операций разделение сил на две штурмовые группы и одну группу охранение, соответственно численностью до взвода полностью себя оправдало. Таким же образом полностью оправдалось и то, что наблюдательный пост артиллерии находился впереди штурмовых групп. Группа охранения имела на вооружении от 1 до 2 пулеметов, штурмовые группы имели на вооружении автоматические винтовки и автоматы, подразделение санитаров-носильщиков и подразделение доставки пленных в тыл были разделены.

Пункт 4) (Время) Занятие исходного положения для наступления и выходы на рубеж атаки должны были осуществляться при наступлении полной темноты, атаки (прорыв) должны были начинаться с наступление сумерек. Во время проведения обоих операций преодоление и уничтожение передовых заграждений противника осталось незаметным.

Пункт 5) (Образ действия противника) Позиции сторожевого охранения (форпостов) были предварительно защищены 1-метровым прочным, проволочным заграждением, а также минными полями, которые были обнаружены нашей разведкой. Во время проведения операции "Фильц", мины были не слишком эффективны из-за глубокого снега. Боевые позиции противника были разрушены при помощи 10-ти килограммовых зарядов и маленьких 3-х килограммовых зарядов.
В обоих случаях, контратаки противника начинались только по истечении часа после наших атак. За это время штурмовая группа должна была выполнить свои задачи. Во время проведения операции "Юхтен", артиллерии противника требовался целый час, прежде чем весь сконцентрированный огонь его артиллерии обрушивался на передний край нашей обороны. Подразделение подслушивания сообщало, что офицеры батареи собрались на совещание, а солдаты на занятия. В случае с операцией "Фильц" заградительный огонь противника последовал через 10 минут после начала атаки. Обе операции вызвали тревогу в стане противника по всему фронту дивизии.

Детальные данные этого доклада могли использоваться при проведении дальнейших операций такого же типа. 12 февраля собственная разведывательная группа III. батальона 6 горнострелкового полка СС вступила в соприкосновение с разведывательной группой противника силами до взвода. Во время развернувшегося боя эта группа должна была, имея трех раненых и двух убитых, отойти назад.
Находящаяся с 12 февраля на реке Елеть разведывательная группа силами 1/36 натолкнулась 14 февраля северо-западнее озера 17 в 10-ти километрах к востоку от позиций разведывательного отряда СС на отряд противника численностью 100 человек. Разгорелся ожесточенный огневой бой, который начался еще до наступления темноты. Был взят в плен солдат лыжного батальона 186 советской пехотной дивизии. Противник потерял убитыми 21-го человека. Также были конфискованы важные для офицера генерального штаба (отдел сбора разведданных) дивизии интересные документы. Собственные потери составили 3 убитых и 7 раненых, которые были вынесены с поля боя.
16 февраля наша разведывательная группа, численностью до взвода, 12 роты 7 горнострелкового полка СС возобновила контакты с противником, с его разведгруппой численностью 15 человек. Разведгруппа противника была взята в клещи и уничтожена. Два солдата разведгруппы противника были взяты в плен. Они входили в состав 61 советской бригады морской пехоты. Один солдат нашей разведгруппы был ранен.
На озере 70 - на северном фланге III. батальона 6 горнострелкового полка СС - 21 февраля, наблюдалось появление разведгруппы противника силами до взвода. При отходе этой разведгруппы, она оставила на поле боя убитого, и раненый солдат этой группы был взят в плен. Он был из разведроты 238 полка 186 советской дивизии.

12 по 17 февраля 1943 года с момента операции разведывательного отряда, при которой противник, а так же и разведывательный отряд исказили данные о больших потерях, а наши собственные разведывательные группы больше не использовались для разведки к востоку от маленькой реки Елеть.

8 марта команда лыжников разведывательного отряда силами более роты организовала засаду на маленькой реке Елеть в 4 км севернее озера 64, чтобы позволить силам противника собраться в одном месте и уничтожить их. Команда численностью 6/19/152 - командир разведывательного отряда, врач, 8 радистов, 40 автоматов, 23 навесных выстрела для ружейных гранатометов и 113 винтовок - делилась на 4-е взвода (1. взвод лыжников разведотряда, 2 взвод лыжников равзведотряда, команда охотников "Бахмайер" (II. батальон 7 горнострелкового полка СС и Команда охотников "Глориус" ) III. батальон 6 горнострелкового полка СС) получила довольствие на 3 дня.

Уже 7 марта, передовая команда под прикрытием 1 лыжного взвода разведотряда выступила в поход. Для того чтобы в 1500 м к северу от северо-восточного выступа озера 60 (Нижнее озеро) подготовить палаточный лагерь и пункт медицинской помощи. 8 марта основные силы команды заняли предусмотренные места для засад; группа "Бахмайер" осталась пока в распоряжении командира разведывательного отряда в непосредственной близости, восточнее реки Елеть.

8 марта сразу же после 07.00 часов утра 2 лыжный взвод разведотряда и команда охотников "Глориус" обнаружили советских солдат, которые по просеке двигались на север. От 30 до 40м перед позицией "Глориус" находилась голова советской колонны. 6 солдат были высланы для охраны опушки леса, в это время все больше советских солдат достигали опушки леса и ехали со своими лыжниками иногда в два ряда. Советские солдаты несли свое оружие за плечами (на спине), из чего можно было заключить, что они не принимали в расчет, что противник может находиться так близко перед их головного полевого караула.
В тот момент, когда голова колонны советских войск достигла района леса, занятого нами, была предпринята попытка напасть на них врасплох, чтобы захватить в плен. Попытка не удалась; готовая к борьбе передовая колонна упорно отбивалась. В момент соприкосновения с противником другие подразделения команды открыли огонь. Внезапное нападение, поддержанное с флангов 2-м лыжным взводом разведгруппы имело уничтожающее действие Ни одному солдату врага не удалось достичь другой стороны леса. Опушка леса, на которой находились наши войска, лежала на 1 - 2 метра выше, чем заснеженная равнина и отдельными вспышками автоматного и ружейно-пулеметного огня можно было прицельно подавить любое сопротивление противника. В момент открытия огня около 80 солдат противника находились на равнине.

Немного позднее сообщили о новом движении на западной и восточной окраине равнины; очевидно речь шла об использовании наступающего подразделения. 2-ой лыжный взвод разведывательного отряда вышел в район предположительных боевых действий и приготовился для отражения, ожидаемой на левом фланге, атаке противника. Команда охотников "Бахмайер" была выдвинута вперед, чтобы отразить предвиденный удар противника и для использования на правом фланге.

Сразу же после 09.00 был атакован основной район обороны на нашем правом фланге. Эта атаку подкреплял и поддерживал пулеметный и минометный огонь, который велся из района высоты 500. Принимавший участие в атаке политрук снова и снова подгонял и подбадривал громким голосом своих солдат. "Обходи слева", непрерывно кричал он.

Готовая к бою команда "Бахмайер" могла провести наступление во фланг атакующего противника и разбить эту атаку с большими потерями для противника.

В 10.30 был отдан приказ об отступлении. Сначала нужно было тремя колоннами отойти дальше на север и затем через реку Елеть повернуть на запад. Около 13.00 войска достигли палаточного лагеря и около 17.00 они достигли своих позиций. Противник не пытался преследовать нас и развить наступление. Потери противника насчитывали, по меньшей мере 90 убитыми, наши собственные потери насчитывали одного убитого и восьмерых раненых.

Операция "Йонассен"

Операция "Йонассен" от 16 апреля и "Операция - Апрель" разведывательного отряда, проходившая с 23 по 25 апреля проходили в одном районе боевых действий. Перед командой "Йонассен", численностью 1/44 под командованием оберштурмфюрера Йонассена (лыжная рота "Норге" (Норвегия)) стояла задача - в районе северной и южной просек - 2,5 км к востоку от северо-восточной вершины Нижнего озера - провести разведку предположительного советского полевого караула и установить его точное местоположение.



16 апреля команда (подразделение) перешла в 1 км южнее озера Аштахма через реку Елеть в направлении на восток и остановилась восточнее окрестностей озера 17 к востоку от просеки. Они осторожно подошли к месту, которое военнопленный обозначил на карте как месторасположение лагеря, но этот лагерь оказался пуст, и в нем не было противника. Далеко к югу от этого места, на выступе высоты поросшей лесом, был обнаружен лагерь. Приближающиеся войска Советов мешали разведывательному отряду точно разведать местоположение отдельных долговременных огневых сооружений. Согласно приказа, разведывательной группе нельзя было вступать в бой, а нужно было отойти на юг и пересечь в 500 м южнее полевого караула, дорогу для подвоза снабжения советских войск, по которой ездили на санях. В этом месте разведгруппа, была замечена советскими войсками, и началось ее преследование. Командир разведгруппы установил на пути своего отхода мины, взрывы этих мин можно было услышать 10 минут спустя, это подтвердило намерения противника, преследовавшего разведгруппу. Таким образом, разведгруппа добралась до собственных позиций без потерь. Утром снежные и погодные условия были хорошими, но днем снег стал таким рыхлым, что пришлось выкладывать доски, и потребовался целый час, чтобы проложить 1 км отрезка пути.

В 1000 м к востоку от южной оконечности Нижнего озера было установлено точное месторасположение полевого караула.

"Оперция - Апрель" разведывательного отряда

Разведывательная операция разведывательного батальона, состоявшаяся с 23 по 25 апреля 1943 года, могла бы извлечь пользу из опыта и результатов операций, проводимых их предшественниками (штурмовыми группами). Целью операции было взятие "языка" в плен, соприкосновение с противником и уничтожение советских охранных частей. Для этого использовались 3 команды лыжников: рота лыжников оберштурмфюрера Йонассена численностью 1/2/41, команда лыжников 2-ой роты оберштурмфюрера Хассельмана численностью 2/8/46, и команда лыжников 3-ей роты Хауптштурмфюрера Шлебеса. Команда "Йонассен" должна была взять в плен "языка" в районе озера 20, в 6 км к востоку от Нижнего озера и затем отойти из этого района через озеро 17, в 4 км севернее от этого места. Команда "Хассельманн" оборудовала восточнее озера 17 тыловой рубеж и сторожевую позицию для Йонассена и его людей. Команда "Шлебес" обеспечивала охрану севернее в районе большой реки Елеть от атак заградительных отрядов и оперативных групп.
Личный состав всех команд (отрядов) был оснащен для этой операции автоматическим оружием, а именно автоматами 66.

По окончании операции был сделан доклад.
"24 апреля в 10.00 после 14-часового марша и проведенной разведки команда "Йонассен" в районе озера 20 услышала голоса. Это были 6 советских солдат в зимнем обмундировании, которые двигались с запада на восток. Одновременно с этими солдатами наши люди заметили на восточном берегу озера отряд противника численностью 7 человек с двумя лошадьми, запряженными в сани, эта группа двигалась на запад. Обе этих группы объединились на озере и продолжили свой путь в западном направлении. Так как эта местность была не пригодна для устройства здесь позиции для продслушивания и наблюдения, то две готовых к бою группы бойцов из команды "Йонассен" атаковали колонну противника не далеко от берега озера. На требование сдаться в плен, противник ответил ожесточенным огнем. В последовавшем коротком бою благодаря хорошей работе прикрытия удалось взять в плен солдата, который оказывал ожесточенное сопротивление. Он был доставлен в главное подразделение. У другого убитого солдата были изъяты альбом для зарисовок и другие бумаги. На одних из двух санях находилось продовольствие.
Бой окончился в 10.35. Еще во время боя, одна группа стала отходить назад, так как снег был очень тяжелым и отдельные части болот уже готовы были открыться. Во время боя наши части не понесли никаких потерь. Потери противника: восемь убитых и один взятый в плен. Среди убитых был командир советского 82 лыжного батальона, к которому принадлежал и военнопленный".

Команда "Йонассен" около 13.00 оторвалась восточнее озера 17 от команды охранения "Хассельманн" и достигла позиций разведывательного батальона в районе 20.00. Одна часть команды (отряда) "Хассельманн" численностью 0/1/12 примкнула к команде "Йонассен": эта команда должна была взять троих убитых с прошлых боевых операций, которых во время оттепели нашли под снегом на излучине реки Елети.
Оставшаяся часть команды "Хассельманн" численностью 2/7/31 после ухода команды "Йонассен" вела разведку западнее озера 17. Там, как предполагал оберштурмфюрер Хассельманн, команды охотников и деблокирующий отряд противника, могли с севера опасно атаковать во фланг группу "Йонассен", так как эта группа передвигалась тяжело, потому что они несли с собой убитых и вели пленного. После обхода южного берега озера 17 команда "Хассельманн" встретила роту лыжников противника, которая двигалась на север. Хассельманн незамедлительно отдал приказ об атаке: противник был разбит и обращен в бегство. 6 советских солдат были убиты; в качестве трофея было захвачено много оружия. Отряд противника при попытке окружения отряда "Хассельман" с помощью своих, шедших на север частей, понес потери еще в 20 человек и должен был смириться с этим. Отряд "Хассельман" потерял двух раненых, среди них хауптштурмфюрер Майер; они были освобождены во время контратаки.

После этой паузы в боях Хассельман вместе со своими людьми отступил на север.
Так как отряд имел при себе двоих раненых, то скорость его движение сильно снизилась; отряд принял бой с советским отрядом численностью от 60 до 80 человек. Солдаты отряда Хассельмана смогли пробиться с боем и эвакуировать раненых. В 16.30 отряд повстречался с противником, силы которого имели многократное превосходство, и не было никакой возможности избежать боя и уйти от противника. Советы имели на вооружение 3 тяжелых миномета и много пулеметов, и они окружили отряд Хассельманна. Оберштурмфюрер Хассельман погиб от прямого попадания минометного снаряда, а остальные 7 человек были ранены.
Командование отрядом принял на себя унтерштурмфюрер СС Линдига и немного позднее, после его ранения, командование принял унтершарфюрер Каммерер. Окруженные солдаты оборонялись из хороших укреплений и вели прицельный огонь одиночными выстрелами. Боеприпасов было мало, но в ближнем бою все атаки советских войск были отбиты. Помощь окруженному отряду пришла, в конце концов, около 18.00; находящаяся в резерве глубоко на севере финская команда со своим транспортом на санях для эвакуации раненых прорвала кольцо окружения и держала открытым место прорыва.

Наступившая темнота и находящийся на востоке густой подлесок сделали возможным эвакуацию раненых и затем, после того как финская группа получила преимущество на отрезке в 2,5 км, можно было эвакуировать остальных людей, солдат за солдатом. Противник вел огонь по котлу, от которого наш отряд удалился уже на значительное расстояние. После длинного окружного пути - до южной оконечности Тикшозера - на следующий день до обеда отряд вернулся на свои позиции, после того, как до глубокой ночи его преследовали части советского отряда. Так как пути нашего отхода минировались, то преследовавший нас противник был вынужден сам прокладывать себе путь и в конце концов он потерял наш след.

Наши потери составили 5 убитых, среди них оберштурмфюрер Хассельманн, и десять раненых. Потери противника были существенно больше; по приблизительной оценке в боях погибло около 30 солдат противника.

Отряд лыжником "Шлебес" в этой операции использовавшийся для прикрытия с севера, достиг 24 апреля заданного района и выставил штурмовую и сторожевую группы. Около 10.00 отряд услышал звуки боя в юго-восточном направлении, но, следуя полученному приказу, он остался на месте. Несколько часов спустя, когда снова был слышен сильный шум боя, отряд получил приказ выдвинуться к южному краю (углу) озера 17. Так как здесь не последовало соприкосновения с противником, то отряд "Шлебес" получил новый приказ, а именно, создать в 500 метрах южнее Южной оконечности озера Аштахма пункт охранения. Отряд оставался на посту в этой молчаливой и обширной местности, вместо того чтобы помочь группе "Хассельмана" или атаковать противника, который преследовал группу "Хассельмана".

Перед рубежом обороны дивизии в апреле 1943 года было следующее расположение противника:

По фронту: 186 советская мотопехотная дивизия, 61 и 65 бригады морской пехоты советских войск.
В резерве (в тылу): предположительно 45 советская мотопехотная дивизия, которая прибыла недавно, и предположительно 67 советская мотопехотная бригада.
Артиллерия: 441 полк противотанковой артиллерии и 471 артиллерийский полк. 441 полк имел в своем распоряжении 5 батарей, по 4 орудия, калибра 7,62 см. 471 полк подразделялся на 3 дивизиона по 3-4 батареи, и каждая батарея имела в своем составе по 4 орудия калибра 20,2см, 15,2 см и 12,2 см.
Пехотные полки имели в своем распоряжении полковую артиллерию, приблизительно 9 орудий соответственно калибра 7,62 см и 10,7 см.

27 апреля одной штурмовой группе врага, используя темное время суток и погодные условия, удалось почти незаметно, продвигаясь короткими перебежками по траншеям, проникнуть на позиции дороги. Была предпринята попытка окружить прорвавшуюся группу с двух сторон. При этом в ближнем (рукопашном) бою был захвачен в плен сержант I./238.
По сведениям, полученным от него, советская сторона использовала в боевых действиях: I. роту 238 полка по обеим сторонам дороги, II. роту 238 батальона к югу от этого места и III. роту 238 батальона севернее, перед позицией "Гудрун". На участке фронта Железная дорога - Ганкаш-Ваара - железнодорожная линия занял позицию 298 мотопехотный батальон. 10 апреля должна была прибыть передовая команда 10 гвардейской дивизии для замены 186 мотопехотной дивизии.
В течении мая месяца на участке фронта перед мотострелковой дивизией СС "Рейнхард Гейдрих" не велось крупных боевых действий. Более сильной была деятельность противника на граничащем с 18 полярной горнострелковой дивизией СС, южном участке фронта и на граничащем с 7 горнострелковой дивизией СС, северном участке фронта. Очагом боевых действий стали высоты "Мунгохюгель", высотой 160 м, к востоку от озера 63 и "Руссензак".
В конце апреля, как доложила разведка, советские войска временно оставили эту высоту, так как из-за таяния снега окопы и долговременные огневые сооружения полностью находились в воде. Штурмбанфюрер Шрайбер, командир 7 полка отдал приказ незамедлительно занять эту высоту. Несмотря на то, что этот район был сильно заминирован, операция была успешной. Высота "Мунгохюгель" была согласно приказу дивизии переоборудована в опорный пункт и занята взводом горных егерей усиленной группой тяжелых станковых пулеметов, которому так же был придан передовой артиллерийский наблюдатель I. батальона артиллерийского полка. Высота "Руссензак" также была переоборудована под передовой сторожевой пост.
1 мая 1943 года командующий генерал посетил позиции 7 горнострелкового полка СС, для того чтобы на месте, составить для себя картину о положении опорного пункта "Мунгохюгель". Он похвально отзывался об оборудовании позиции.
Уже 29 апреля, приблизительно в 14.30, противник силами до взвода сделал попытку провести разведку высоты, эта попытка была отражена. Под массированным огнем артиллерии и минометов и при фронтальном сковывании при помощи тяжелого пехотного оружия - в течении позднего вечера по высоте "Мунгохюгель" было выпущено 2500 снарядов - одна часть ударной группы была зажата на восточном склоне высоты. Там она оставалась до наступления темноты и затем, забрав с собой убитых и раненых эта группа отступила; количество раненых и убитых нельзя было точно установить. Наши собственные потери составили 5 убитых и пятнадцать раненых.
Занятая нами высота "Мунгохюгель" была для противника бельмом на глазу. Эта высота являлась постоянной целью разведки противника и основным направлением стрельбы его тяжелых орудий. В качестве отправной точки для проведения не больших операций, эта высота была очень удобной точкой как для противника, так и наоборот для наших собственных войск. Благодаря лесу, растущему здесь, эта высота давала хорошую возможность для подходов к нашим передовым позициям сторожевого охранения в "Пиршвальде". 29 июня "Советы" снова провели мощное наступление на "Мунгохюгель". При помощи высланной вперед команды охранения опорного пункта - солдат 8 роты 7 горнострелкового полка СС - приблизительно в 03.10 на удалении около 20 м были обнаружены несколько советских солдат, которые двигались в сторону позиции сторожевых постов. Когда сторожевой пост открыл огонь, на него тот час обрушился огонь из минометов и противотанковых пушек всех калибров. В тоже самое время под сильным обстрелом оказались части переднего края обороны на участке фронта Пиршвальд - Руссензак -Венусбузен. От южного берега озера 60 до южной части высоты "Руссензак" противник маскировался при помощи химических минометов.

Командир опорного пункта приказал отвести назад находившееся впереди охранение и захватить без исключения боевые позиции и окопы. Группа охранения сумела отступить, несмотря на сильный огонь пехоты. Сначала нужно было оставить пост, после прямого попадания в него из гранатомета. Позже его снова заняли.

В промежуток времени между приказом об объявлении тревоги и занятием позиций
а так же отводом войск с постов охранения, противник силами штурмовой группы вышел на рубеж минного поля и проволочных заграждений.
В какой то момент не было поддержки наших тяжелых орудий, так как вся проводная связь, после того как противник начал вести огонь, вышла из строя. Но спустя некоторое время была восстановлена связь по радио. И в конце концов оборонительный огонь всего нашего оружия был очень действенным. Под массированным огнем наших войск атака противника остановилась на высоте минных заградительных полей. Два тяжелых станковых пулемета, которые противник использовал на своих флангах, вынуждены были замолчать под натиском нашего гранатометного огня и огня реактивных минометов. Два сапера (рядовых инженерных войск), которые смогли пробраться до проволочных заграждений, были тяжело ранены и они оставались лежать возле заграждений, до прекращения операции противника и только после этого их смогли забрать и оказать им медицинскую помощь.
После отхода сил противника, он снова попытался завязать борьбу (пойти в атаку), но это не имело успеха. Четыре волны атак следовали одна за другой, но эти атаки срывались еще на подступах. Неоднократно наблюдались прямые попадания огня нашей артиллерии и минометов в атакующую толпу солдат.
I. батальон артиллерийского полка СС, наряду с тяжелым пехотным оружием принимал активное участие в отражении атаки. И только около 07.00, после трехчасовой атаки, противник прекратил свои атаки, укрылся за туманом, отступил и снизил свою огневую активность. Наша собственная попытка, преследовать отступающего врага, остановилась (зависла) на минном поле. Так же и другая попытка, предпринятая двумя часами позже, была прекращена; потери были слишком большими.

После обеда одна штурмовая группа под командованием Оберштурмфюрера Вюрфеля успешно вступила в боевые действия (три группы 7 роты /7, одна группа 8 роты/ 7). В то время как группа 8 роты прошла через узкий проход по минному полю справа, чтобы занять старую передовую позицию охранения, три группы 7 роты прошли по левому коридору и продвинулись на восток примерно на 100м западнее, разрушенных в зимних боях 41/42 гг. конюшен, и прочесали на обратном пути лес. При этом оберштурмфюрер Вюрфель услышал близкий огонь пехоты, подкрался с востока к советскому посту охранения, который вел бой с группой 8 роты, и окружил его. Четыре советских солдата были убиты, четверо были взяты в плен. Пленные входили в состав II. батальона 61 советской бригады морской пехоты. Теперь мы смогли забрать нашего погибшего товарища, который был в сторожевом охранении; он не был ограблен, и ни одна вещь из его экипировки и вооружения не пропала.

В полосе обеспечения наших позиций, штурмовая группа нашла 36 убитых солдат противника; конечно по оценкам, убитых и раненых было гораздо большее количество, где то приблизительно 70 - 80 человек. Было взято в плен 4 человека и много трофейного оружия. Наши собственные потери были следующими: двое убитых, двое тяжелораненых и восемь легкораненых.

Так же на северном участке фронта дивизии, где мотопехотный батальон был заменен, на разведывательный батальон, в тот же день противник атаковал опорный пункт "Менде-Ваара". Противник, силами до 200 человек, попытался застать врасплох гарнизон опорного пункта, но его атака, которая последовала через короткое время, была отражена. Эти атаки стоили жизни 13 советским солдатам. Среди шести человек взятых в плен, был один старший лейтенант. Собственные потери были не большие, четверо легкораненых.

Третья попытка противника, захватить опорный пункт "Капралат", разбилась о быстро организованную оборону. Команда горных егерей стала преследовать противника и позже натолкнулась на отряд противника силой до 80 человек. Снова разгорелся бой, в котором противник потерял шесть человек; и мы взяли в плен двух человек. Противник находившийся в районе нашего мотопехотного полка был из состава штрафного батальона и частично стрелкового батальона. Согласно показаниям пленного, штрафной батальон состоял из 3 рот, в котором находились разжалованные советские офицеры. Акции проводимые противником против наших опорных пунктов, по показаниям военнопленных, должны были создать условия для проведения дальнейших операций на северном фланге. В августе, соседствующая с горнострелковой дивизией СС НОРД - 7 горнострелковая дивизия, подготовила удар в тыл, находящихся на господствующих высотах долговременных огневых сооружений, южнее Ганкаш-Ваара. Сильно поросшая лесом высота давала противнику возможность далеко контролировать свои собственные районы обороны. Противник за полтора (1 1/2) года превратил эту высоту в подобие крепости. Подразделением, которое вело наступление на эту высоту, являлся 218 горнострелковый полк 7-ой горно-пехотной дивизии. Обороняла же высоту 85 советская бригада морской пехоты.

Эту операцию поддерживала с флангов дивизия НОРД. Части 6-го горнострелкового полка проводили отвлекающую атаку, артиллерия и ПВО дивизии помогали им огневой мощью. После тяжелых и переменчивых боев, которые стоили жизни многим солдатам, наши войска заняли тыловые долговременные сооружения и удержали их в своих руках. Боевые действия растянулись на длительный период и продолжались с 8 по 22 августа. Было захвачено 50 открытых и крытых долговременных огневых сооружений. Противник потерял убитыми более 1000 человек. Для успешного проведения наступления, дивизия НОРД передала 7-ой горнострелковой дивизии, маскировочное обмундирование.
Оставалось неясным, хотят ли "Советы" силами усиленной штурмовой группы атаковать 18 августа позицию "Гудрун" или нет. Проведенное, длившееся один час наступление при поддержке ураганного огня минометов и артиллерии не имело продолжения.

Последние месяцы 1943 года сопровождались огневыми нападениями с обоих сторон, проведениями разведывательных операций и пропагандистской войной; все эти действия носили более или менее локальный характер. В Заполярье советские войска вели себя относительно спокойно, и командование немецких сухопутных войск не видело здесь возможности форсировать наступление с перспективами на успех. На главном фронте немецких войск было много проблем; боевая обстановка в южной Финляндии вызывала тревогу.

В августе 1943 года горнострелковая дивизия СС НОРД была переименована в 6-ую горнострелковую дивизию СС НОРД. 6-ой горнострелковый полк стал 11-м горнострелковым полком, а 7 горнострелковый полк - 12 горнострелковым полком.

11 полк в течении года поменял двух командиров. После оберштурмбанфюрера фон Обвурцера, который был командиром с сентября 1942 по апрель 1943, и оберштурмбанфюрера Хермса, командование полком осенью 1943 года принял оберфюрер Маак.

В декабре 1943 года командир дивизии, группенфюрер СС и генерал-лейтенант войск СС Матиас Клейнхайстеркамп, покинул свою дивизию, чтобы начать формирование IV. танкового корпуса СС. До начала формирования этого корпуса. он командовал III. танковым корпусом СС и V. (пехотным-) армейским корпусом. Вместе с ним ушли испытанные и проверенные командиры и офицеры; среди них были - штурмбанфюрер Мэй, командир инженерно-саперного батальона СС, штурмбанфюрер - др. Шнеефогт, командир разведывательного отряда СС, - штурмбанфюрер СС Барнеков, командир 5-го батальона дивизии - штурмбанфюрер Крюгер, командир батальона связи - хауптштурмфюрер Бауманн, батальон дивизии 1b - оберштурмфюрер Хартманн, начальник штаба 11 полка СС "Рейнхард Гейндрих".

Под руководством группенфюрера СС и генерал-лейтенанта войск СС Клейнхайстеркампа, все командиры и подчиненные командиры должны были усердно работать, чтобы повысить боевую мощь дивизии. Главнокомандующий и командующий генерал использовали удобный случай, чтобы проверить уровень подготовки, и высказали свое одобрение успехами в подготовке и были удовлетворены оборудованием позиций.

Преемником генерал-лейтенанта Клейнхайстеркампа стал бригаденфюрер СС и генерал-майор войск СС Дебес, которого летом 1944 сменил на этом посту обергруппенфюрер СС и генерал войск СС Крюгер.

#7 OFFLINE   sseregabat

sseregabat

    Участник Форума

  • Topic Starter
  • Пользователь
  • Pip
  • 92 сообщений
  • 4 тем
    Last Visit 27 Авг 2015 13:46

Отправлено 28 Июнь 2011 - 17:29

1944 - БОИ НА ЛЕВОМ ФЛАНГЕ

Полярная зима 1944 была не такой лютой, как зима 1941/42 года. Боевая деятельность противника по всему фронту усилилась к концу года, и прежде всего была направлена против боевых позиций на северном крыле фронта. С обеих сторон там усилились столкновения и стычки разведывательных групп и разведывательных дозоров. Они протекали, как описано в другом месте, но все же активность со стороны "Советов" была сильнее. Прежде всего, в районе разведывательного батальона, мотопехотного батальона и батальона лыжников "НОРГЕ" (Норвегия) необходимо было отражать атаки противника, которые он наносил по опорным пунктам. Для этого войска были хорошо оснащены и вооружены.
Снова и снова атакующие подразделения противника "выныривали" перед другими позициями и пытались взять пленных. Ночью, хорошо замаскированные, они подбирались к нашим позициям. Передовой боец придавливал высокий снег таким образом, что образовывался проход. По этим проходам можно было отрываться и уходить от противника. После этого одна часть атакующего взвода образовывала прикрытие, а другая часть взвода пыталась по возможности бесшумно подойти к нашим постам и напасть на нас врасплох. Для этой цели в снегу также были прорыты туннели.
В феврале в ходе проведенной разведывательной операции были взяты в плен два человека, захваченные в разных местах, которые рассказали, и их показания совпали, что на фронт ЛОУХИ прибыли танки. Батарея артиллерийской инструментальной разведки установила, что пристреливалось новые батареи противника, по всем приметам среди прочего там были дальнобойные железнодорожные орудийные установки, которые не мог достать огонь нашей собственной артиллерии. Усилились артиллерийские дуэли. Наблюдательный пост 11 полка на Ренцриппе докладывал об увеличении железнодорожного движения и железнодорожных перевозок на Мурманской железной дороге и на тупиковой железнодорожной ветке ЛОУХИ - КЕСТЕНЬГА.
В заключении и воздушная разведка подтвердила прибытие железнодорожных орудийных установок, выгрузку войск возле Лоухов и скопление войск западнее Мурманской железной дороги, приблизительно в 30 - 40 километрах северо-западнее Лоухов, и дальнейшее строительство второй дороги в юго-западном направлении. Так как одна воздушная разведка в качестве доказательств могла предоставить только не совсем удовлетворительные данные, по которым можно было бы идентифицировать строительства дороги, то в начале марта силами лыжного разведывательного отряда была проведена разведка боем Мурманской железной дороги. Но и они после своего возвращения только и смогли подтвердить, что колонны противника общей численностью около двух полков заняты на строительстве второй дороги, явно эта дорога строилась с определенной целью для проведения важной операции. Точное направление этой дороги нельзя было полностью нанести на карту, или реконструировать. Из сообщений разведывательной группы о сооружениях и укреплении путей вытекали следующие отличительные признаки: Предварительно промаркированные (обозначенные) пути были откопаны от снега, но на столько глубоко, что нижний слой снега оставался на земле. Дорога была утрамбована, таким образом, что воздушной разведке было очень тяжело установить направление маршевых путей, разве только что вести разведку во время работы колонн. На сильно промерзшей и покрытой тонким слоем снега земле, могли передвигаться и даже ехать войска любых видов вместе со своим вооружением.

Так же сообщалось о существенном усилении перед Верманн-фронтом. Сообщения 1с свидетельствовало о том, что в районе 20 (горнострелковой) армии до марта 1944 года численность советских войск увеличилась со 147 000 до 163 000 человек. На участке фронта возле Кандалакши в районе XXXVI. горнострелкового корпуса намечалось направление главного удара, где сосредотачивались две советских дивизии, две бригады, артиллерия и реактивная артиллерия. Кроме всего было установлено расширение правого участка фронта советских войск. Маршал Маннергейм по просьбе немецкого командования предоставил в распоряжение в качестве резерва 3 (финскую) бригаду и два отдельных батальона.

Дивизия приняла надлежащие меры обороны. На участке дороги были вырыты глубокие противотанковые рвы, усиленные с двух флангов огневыми точками противотанковых пушек и противотанковой укрепленной позицией зенитной артиллерии калибра 8,8 см. В план огня артиллерии был включен соответствующий участок заградительного огня. Из частей и подразделений была образована часть по уничтожению танков и на специальных курсах проводились тренировки по применению и использованию новых средств по уничтожению танков. Проводилось дальнейшее укрепление опорных пунктов на северном фланге, войска проявляли повышенную осторожность и внимательность.
Для оценки ожидаемых событий на фронте перед 20. (горной) армией учитывалось и принималось во внимание изменение ситуации на главном советско-германском фронте, особенно принималось во внимание положение на фронте возле Ленинграда и прежде всего в районе южнее финского залива. Здесь намечалось кризисное развитие событий. Если бы там случились большие успехи советских войск, и нужно было бы оттягивать армейские резервы Лапландской армии, то, несомненно, нужно было бы что-то решать с параллельно проводимой наступательной операцией "Советов" в Заполярье, чтобы оказать давление на Финляндию и там где это возможно вынудить ее к капитуляции.
Вопросы, которые возникали в результате такого развития событий, должны были быстро находить свои ответы.
14 января 1944 года советские войска провели крупное наступление под Ленинградом. 19 января Советы доложили об освобождении Ленинграда, восстановлении связи с главными частями и соединениями и окружении Новгорода. В конце января немецкие войска должны были отойти на линию Луги, а в середине марта советские войска угрожали уже важнейшей крепости Нарва с южной стороны финского залива, это было почти в тылу финско-немецких позиций к востоку от Выборга (Виипури) с северной стороны залива.
Финны были обеспокоены. Они видели угрозу безопасности южной Финляндии и своей столицы.
12 февраля 1944 по распоряжению финского правительства финский министр в Стокгольме Паасикиви, установил связь с посланницей СССР в Швеции, госпожой Коллонтай, которая со своей стороны заявила о готовности советского правительства принять финскую делегацию в Москве. Немецкое правительство не было проинформировано об этих шагах, но и переговоры Паасикиви не остались не замеченными. Немецкий посланник в Хельсинки предупредил финское правительство и заявил, что немецкое имперское правительство вынуждено сделать выводы из этой самовольной акции. Но, несмотря на этот протест, тайные переговоры с Советским Союзом продолжались.
23 февраля 1944 года министр финского правительства Паасикиви предложил Советскому Союзу условия мира, которые после различных консультаций и переговоров были окончательно зафиксированы 29 марта 1944 года. Они (условия мира) содержали среди прочего следующие требования:

Прекращение отношение с Германией и интернирование находящихся в Финляндии немецких войск, а также сдача автомобилей и вооружения, или прекращение отношений с Германией и изгнание немецких войск с финской территории до конца апреля 1944 года.
Восстановление и введение в действие советско-финского мирного договора от 1940 года и отвод финских войск за границы, которые были утверждены согласно договору от 1940 года.
Незамедлительная выдача всех советских военнопленных и военнопленных союзников и гражданских лиц. В том случае, если между Советским Союзом и Финляндией будет заключен мирный договор, а не только договор о перемирии, то выдача военнопленных должна быть проведена обеими сторонами.
Демобилизация финской армии на 50 % личного состава должна произойти в течение мая месяца и полное уменьшение армии до штатов (численности) мирного времени дожно пройти в течении июня и июля 1944 года.

Возмещение ущерба, который был нанесен Финляндией Советскому Союзу в ходе военных операций и оккупации советско-российской территории, в размере 600 миллионов американских долларов. Эта сумма должна быть уплачена товарами (бумага, целлюлоза, морскими- и речными судами, и особенно машинами и оборудованием) в течении 5 лет.

Передача Петсамо и области Петсамо Советскому Союзу, это те области, которые Финляндия добровольно уступила согласно мирных договоров от 1920 и 1940 годов....
Если Финляндия согласна принять вышеприведенные условия, то Советский Союз считает возможным, отказаться в пользу Финляндии от своих прав аренды на Хангё и область Хангё без возмещения ущерба.
8 марта и 18 апреля финны отвергли эти слишком жесткие условия, но это произошло также и под впечатлением того, что положение немецких войск на северном участке немецкого главного фронта стабилизировалось.
Все же: Германия была предупреждена. Руководство Лапландской армии было обеспокоено и должно было задуматься, какие шаги следует предпринять в случае капитуляции Финляндии.
В конце марта Советский Союз завершил подготовку к наступлению на Кандалакшском фронте. Но сравнительно рано наступившая оттепель и отказ финнов от советского мирного договора, в первый раз 8 марта, побудило советское руководство отменить предположительно крупное наступление на севере.
Может быть советское наступление на опорный пункт Шапкозеро, между Сенозером и Тикшозером, запланированное на 7 марта должно было стать не проведенным наступлением.

Открытый северный фланг 6 горнострелковой дивизии СС прикрываемого опорного пункта составлял от 200 до 400м, был окружен тройным минным поясом, и здесь было обустроено 10 долговременных огневых сооружений. Здесь находился взвод 3 разведывательного батальона СС НОРД, который имел на вооружении 4 лёгких пулемета, 2 тяжелых пулемета и 1 тяжелый миномет, а также достаточное количество боеприпасов и продовольствия не на один месяц. Ему была придана 2 (норвежская) рота лыжников добровольцев, у которых было только личное огнестрельное оружие. Из-за сложностей во взаимопонимании руководил этим подразделением Обершарфюрер СС Эбингер, а не норвежский лейтенант Бауер.

Боевое донесение гласило:

Вечером 6 марта командир подразделения разведывательного батальона СС сообщил телефону с командного пункта Елетьозеро, что при проведении разведки в районе Тикшозеро был обнаружен лыжный след идущий с запада на восток. Обершарфюрер СС Эбингер на основании этого телефонного сообщения отдал приказ о повышении боевой готовности. Наряду с усилением постов всегда держались наготове свободные от нарядов солдаты в маскировочных костюмах и с готовым к бою оружием.
7 марта около 01.00 часа короткий ружейный выстрел послужил причиной тревоги. В течение одной минуты весь личный состав находился на предписанных позициях. С направления Шапкозеро - Озеро, которое своим северо-западным концом граничило с опорным пунктом, послышались легкие шорохи и гул голосов. И уже через короткое время Советы атаковали наш опорный пункт с юго-восточного направления. Это были большие силы Советов, которые среди прочего были вооружены огнеметами и атаку которых поддерживали минометы. Тем не менее, несмотря на быстро организованный оборонительный огонь, советским войскам удалось - в основном благодаря высокому снегу - преодолеть тройное кольцо минного поля и объединенным ударом занять 10-ый бункер. Они подожгли бункер, в котором находился легкий пулемет, и двинулись дальше к центру опорного пункта.
В этот момент наивысшей опасности обершарфюрер Эбингер с резервной группой численностью 8 человек изготовился к контратаке. В ожесточенном ближнем бою просочившиеся советские подразделения были отброшены, и горящий бункер при поддержке других солдат был потушен. Резервные подразделения быстро закрыли места прорыва и при поддержке действовавшего на фланге тяжелого пулемета они отразили две последующих атаки Советов и остановили советских солдат перед заграждением из колючей проволоки.
Солдаты подразделений связи, которые до последнего момента передавали о ходе боев на опорном пункте и о подготовке советских солдат к взрыву долговременного огневого сооружения, позже были найдены мертвыми возле своих разбитых передатчиков под руинами своего взорванного бункера.

При дневном прорыве с южной стороны, противник атаковал силами 200 человек. Командир опорного пункта запросил батальон о помощи. Могла ли она прийти во время?

В 06.00 часов утра последовала первая атака советских войск. Эта атака была отбита, как и вторая атака "Советов". Особенно действенной оказался сконцентрированный огонь группы тяжелых пулеметов. Третья атака противника внезапно потеряла свой порыв. В районе, находящего в 6 километрах Сенозера, пробираясь по частично бездорожной, лесистой местности и болотам, истребительная команда численностью 30 человек под командованием Хауптшарфюрера СС Штеле встретила Светские войска и немедленно атаковала их. Они должны были прервать свою собственную атаку и отступить в западном направлении. Сразу же командир опорного пункта отправил штурмовую группу с заданием, оказать помощь истребительной команде "Штеле" и забрать пленных. Благодаря мужественному и непрерывному наступлению и при поддержке тяжелых пулеметов, штурмовой группе удалось проникнуть в тыл фланга группы противника, отсечь одну часть противника и взять в плен 24 человека, среди которых был и командир батальона.

Приблизительно в это же самое время немецкая воздушная разведка установила, что другие общевойсковые соединения противника движутся маршем на запад. Об этом был проинформирован опорный пункт, на который с воздуха было сброшено сообщение. Сразу же по получении сообщения была заново организована и усилена обороноспособность опорного пункта. Спустя некоторое время разведгруппа возвратилась назад и доложила, что "Советы" забрали остатки своего разбитого батальона и отступают на восток.

На поле боя остался лежать 91 убитый советский солдат и многочисленное вооружение, среди прочего 42 американских пистолет - пулемета, 5 легких пулеметов, 7 огнеметов и противотанковые ружья. Собственные потери составили 3 убитых и 5 тяжелораненых. Тяжелораненые солдаты были отправлены на гидросамолетах в полевой лазарет Шари-озеро.

Генерал-полковник Дитл прислал следующую телеграмму: " Разрешите мне выразить мою полную признательность всем командирам, унтерфюрерам и солдатам, принимавшим участие в боях 7 марта и защищавших опорный пункт Шапкозеро". Также командир дивизии, группенфюрер СС и генерал войск СС Дебес объявил всей дивизии свою благодарность.

На северном фланге дивизии противник продолжал вести разведывательную деятельность. По этому по дивизии был издан приказ, маленькие опорные пункты, которые было тяжело оборонять, и удерживать, необходимо было разрушить и сдать, чтобы усилить проведение своей разведки, главным образом, чтобы противник усиленно работал над своим новым путем мурманской железной дороги в юго-западном направлении.


Операция "Остерриппе"

Во второй половине марта дивизия провела широкомасштабную разведывательную операцию на северном фланге, чтобы иметь более полноценные сведения о положениии противника и для лучшей ориентировки. В результате этой операции было точно установлено, что противник проводит работы по дорожному строительству, а так же в районе Аштахма - озеро был обнаружен трудовой лагерь, и было решено при благоприятных обстоятельства захватить этот лагерь и взять пленных. Для этой цели было использованы силы 1 и 3 роты разведывательного батальона CC, а так же усиленные части 2 и 4 рот, всего численность этого подразделения составила 180 человек. На переднем крае обороны оставались оставшиеся подразделения 2/ разведывательного батальона НОРД.

Боевая группа заняла позицию в непосредственной близости от исходной позиции примерно в 4 километрах западнее советского трудового лагеря. Во время этого марша над колонной лыжников пролетел советский военный самолет, но он не принял эту колонну за колонну противника.

С наступлением следующего дня колонна выступила на марш и пошла по лыжне в клиновидной форме. Приблизительно в 1 километре восточнее рабочего лагеря головная группа колоны достигла обледенелой равнинной местности, ширина которой составляла от 300 до 400 м. Взвод охраны 3/ разведывательного отряда, который осторожно пересек эту равнину, чтобы на краю леса, который находился с другой стороны этой равнины организовать защитную позицию для солдат , которые будут пересекать эту равнину немного позднее, и вдруг солдаты взвода охраны не далеко от своей цели услышали крик кукушки "Ку-Ку", это был предупредительный сигнал советских солдат. Неожиданно начался сильный пулеметный и ружейный огонь, который загнал полностью весь взвод в укрытиеи и этот огонь сразу же принес первые потери. Отход казался не возможным, так как противник сразу же пошел в атаку силами, которые во много раз превосходили наши собственные силы. Мы попытались подавить эту атаку огнем нашей собственной пехоты, в это время как два взвода 1 разведывательной роты обходили эту равнинную местность с севера, которые хотели захватить противника с фланга. Под прикрытием собственного огня некоторые солдаты взвода, которые остались в живых, смогли отступить и подтянуться к 1 роте.

Но мощные силы противника, между тем сумели отрезать путь отхода нашей боевой группы на запад, так как они сами обошли нас с южной стороны. Сначала двигаясь на север и затем, отклоняясь на юго-запад, боевая группа смогла вырваться из вражеского окружения. Без каких-либо потерь подразделение достигло своих позиций у Елеть-озера, эти позиции усилены горнострелковыми частями сухопутных войск.

Неожиданно сильная и слишком рано наступившая оттепель затянула эвакуацию раненых до середины апреля. Только после того как снова наступили холода, стало возможна эвакуация убитых и раненых. Разведвзод 3 разведывательного батальона СС без особых проблем добрался до поля боя и установил, что "Советы" похоронили в снегу 60 их погибших товарищей, сложив их рядом, друг с другом. У них забрали одежду и опознавательные жетоны. Спустя два дня мертвые были захоронены на солдатском кладбище.
Как следствие дивизия отвела разведывательное подразделение СС за левый фланг и держала, прежде всего на северном фланге, в полной боевой готовности следующие резервные части: Разведывательный батальон СС, мотопехотный батальон, норвежский лыжный батальон, 1 батальон горнострелковых егерей 12 и инженерно-саперный батальон НОРД. Эти соединения были особенно мобильными и специально обученными для ведения боевых действий в зимних условиях.
Еще в марте месяце дивизия приняла на себя часть участка района обороны 7 горнострелковой дивизии, поскольку в этом районе не мог занять позиции 139 горнострелковый полк - который для введения противника в заблуждение был переименован и назван дивизионной группой "К" . 7 горнострелковая дивизия сменила финнов на участке фронта Ухта. В рамках дивизионной группы "К" - 139 горнострелковый батальон и 13 пулеметный батальон заняли эти позиции, поскольку они не были заняты группой НОРД. 82 лыжный батальон был переведен в резерв дивизии, а позднее в резерв корпуса. Собственные резервы на северном фланге должны были снова частично использоваться, среди прочего и резервный батальон 12 полка.

Ожидаемое крупное весеннее наступление советских войск было отложено.

На основании приказа главного руководства в Берлине дивизия должна была перебросить в Рейх для комплектования новых частей, 5000 солдат, командиров (фюреров) и унтерфюреров, имеющих фронтовой опыт. 20 (горная) армия успешно протестовала против решения верховного командования сухопутных сил, указывая на критическую ситуацию в Финляндии. После временной стабилизации положения руководитель главного управления попросил о замене 5000 солдат на молодое пополнение. После своего прибытия и прохождения двухмесячной специальной подготовки в Оулу он был подготовлен к боевым действиям на фронте.

21 июня 12 горнострелковому полку СС было присвоено имя "Михаель Гайссмайр".По этому поводу на командном пункте 12 полка "Шрайбервег" состоялось скромное празднование.
Михаель Гайссмайр один из выходцев из Южного Тироля, жил во времена крестьянских войн. Он начинал писарем у главы правительства земли, позже он работал у епископа фон Бриксена, а в 1526 году он стал предводителем крестьянского движения и провозглашал одну из основных идей социализма опирающуюся на государственный порядок. В 1530 году в Тироле Гайссмайр пал от руки наемного убийцы.

В конце июля дивизии было приказано, запланировать все требуемые и необходимые для отступления мероприятия, в особенности разведать тыловые рубежи и оборуждовать там позиции. Этот приказ объяснял развитие ситуации и положения войск в южной Финляндии. Там уже с 10 июня советские войска вели массированные наступательные действия на карельском перешейке, севернее города Ленинград. 20 июня они заняли линию Выборг - Вуокси. Этот военный кризис по обоим берегам Ладожского озера, смогли кое-как преодолеть только к середине июля. В Финляндии разразился политический кризис, и этот кризис послужил поводом для финского правительства возобновить контакты с Советским Союзом. Теперь капитуляция серьезно принималась в расчет. Генерал-полковник Дитл и генерал Эглзеер, командующий генерал XVIII.армейского корпуса, вылетели на самолете в ставку верховного главнокомандования. На обратном пути оба генерала погибли в результате авиакатастрофы. 28 июня генерал Рендулич принял командование 20 (Лапландской) армии.

Проведение отступательной операции было связано с огромными трудностями, особенно на южном фланге Лапландской армии - XVIII. армейского корпуса на участке фронта Кестинки - Ухта, и не только потому, что этим соединениям предстоял длинный путь до северо-западного угла Финляндии ,здесь проходила граница 3-х государств: Швеция -Норвегия-Финляндия но и потому, что весь южный фланг со стороны финнов был открытым и представлял собой явную угрозу.

С большой осторожностью и спешкой были построены и оборудованы позиции на Софьяне. Наряду с проволочными заграждениями на поверхности, были устроены лесные завалы, установлены минные поля и оборудованы бетонированные траншеи (ходы сообщения). Линия между Топ и Пья= озерами нужно было оборонять так долго, пока 7 горнострелковая дивизия отойдет из района Ухта, и достигнет дороги Софьяна - Куусамо. Под руководством офицеров генерального штаба дивизии НОРД был разработан и проверен план отвода войск для всего участка фронта Кестинки.
Предположительно в связи с проведением их акций в южной Финляндии, а также на фоне возобновления попыток финнов завязать контакты с русскими для проведения переговоров о прекращении огня - и/или заключения мира, Советский Союз начал в последние дни июня месяца проводить ожесточенные атаки против северных позиций нашей дивизии, и прежде всего против позиций и опорных пунктов севернее Капанец=Сенозеро=озеро. Они далеко продвинулись и вышли на рубеж южного края большого Тикшозера - воздушная линия приблизительно в 35 км севернее перекрестка дороги Кестинки, - далеко на запад. Но скоро в этом районе создалось угрожающее положение. После многодневных атак противника, который во много раз превосходил нас в живой силе и технике, вспыхнула упорная борьба за ключевые позиции бывшей рыбацкой деревни Сеннозеро.

Дивизия ни разу не упустила из своего поля зрения угрозу на левом фланге, но приметы (знаки) острой опасности значительно уменьшились за последние два месяца. Пленные, которые были захвачены во время проведения разведывательной операции, рассказали, что прибывшие железнодорожные орудия и советские танки снова были вывезены. Показания пленных полностью подтвердила воздушная разведка.

Теперь было доказано преимущество того, что резервы для северного района боевых действий находились в полной боевой готовности, и прежде всего мотопехотный батальон и 82 лажный батальон. Так же и 1 батальон 11 горнострелкового полка СС "Райнхардт Гайдрих" был заблаговременно поднят по тревоге. Прямо в эти дни и недели силами разведывательного батальона, совместно с норвежским лыжным батальоном были снова захвачены северные позиции (1./ 2./ и 4./ разведываетльные отряды раойн Елетьозеро, 3/ разведотряд опорный пункт Сенозеро, части 4./ разведывательного отряда и норвежского батальона лыжников - опорный пункт Шапкозеро), после того, как разведывательный батальон ранее захватил опорные пункты Соколозеро и Боровскую севернее Пьяозера и Кандалакшского участка фронта.

Атака противника силами 7 пехотного батальона, при поддержке тяжелого пехотного оружия и артиллерии, были направлены, прежде всего, против храброго обороняющегося лыжного батальона "НОРГЕ" и 3/ разведывательного отряда. Эти атаки проводились, несмотря на ожесточенное сопротивление (оборону).

В то же самое время на позициях 12 горнострелкового полка СС царил аврал. Сильный артиллерийский огонь противника был направлен на район "Высоты пилигрим" (Пилгримьхое), и, не смотря на заградительный огонь нашей собственной артиллерии, превосходящие силы противника, разделившись, смогли быстро и массированно вклиниться и форсировать свою атаку. Только после того как артиллерийская дуэль сошла на нет противник в результате решительного удара был выбит из ранее потерянных нами траншей.

Огонь тяжелой артиллерии противника был сосредоточен на районе, за который шла ожесточенная борьба. Был открыт ответный огонь, и это потребовало многочисленных жертв с обеих сторон. Позади земляного вала в полосе обеспечения собственных позиций советские войска окапывались большими силами. Эта близость была обременительной и опасной. Дивизия потому и решилась на сосредоточенный огневой удар тяжелой артиллерии и тяжелых гранатометов, которые в большом количестве были подвезены на фронт. Противник начал отступление. Его позиции были разрушены.

Борьба за Сенозеро и высоту "Мунгохое"

Между тем борьба разгорелась на северном фланге. 28 июня мотопехотный батальон был поднят по тревоге и и выдвинулся со своего места моторизованым маршем по дороге Кестенки - Лоухи и достиг опорного пункта "Хаген", который находился на южной оконечности озера Елетьозеро. Там батальон ожидал боевого приказа.
Боевое донесение батальона непосредственно и быстро рассказало о боевых действиях на Сенозеоре, последующее описание, в котором рассказывается о начале боев 29 июня, основывается своими деталями на прошлом боевом донесении.

" 29 июня 1944 года: Должно быть состоялись тяжелые бои, потому что ,так называемый "Санитарный аист" (самолет) постоянно курсировал между Окунева-губой на западном берегу озера Елетьозера и Лазаретом на Шаари-озере, который находился приблизительно в 20 км позади на дороге из Кестенки в Софьяна-Куусамо. Здесь кипела боевая деятельность как нашей, так и вражеской авиации. На севере можно было слышать шум боевых действий. Наша собственная артиллерия продвигалась вперед. Встречались первые отбившиеся (отставшие) от своих частей солдаты разведывательного батальона и норвежского лыжного батальона. Они спаслись потому, что они переплыли большие озера, преодолев при этом приличные расстояния. Были потеряны позиции опорных пунктов "Хассельман" и "Капролат". Тем самым советским войскам открылся свободный путь на запад, как в направлении перешейка (узкого места) Сояна, так и севернее мимо Пя-озера на Куусамо.

Правда севернее и восточнее озера Сенозеро сражались части разведывательного батальона, но это был уже вопрос времени , сколько часов или самое большее день они могли продержаться, до того момента когда они будут уничтожены. Советские войска при помощи очень сильных строительных частей должны были строить, в непроходимом лесу дорогу для подвоза снабжения и каждый день эта дорога увеличивалась почти на 1 километр.

Мотопехотный батальон по началу входил в состав боевой группы "Шрайбер" и получил задание, дойти по грунтовой проселочной дороге до Сенозера, там объединиться с 82 лыжным батальоном и 6 строительным батальоном сухопутных войск и при любых обстоятельствах остановить продвижение противника. В 18.00 батальон без 1-ой роты противотанковых пушек и взвода пехотных орудий 5 роты вышел в трудный и утомительный поход. По пути им встретились остатки разведывательного батальона и 6 строительного батальона сухопутных войск. Они получили приказ от командира боевой группы взять на себя задачу по установке заграждений на старых строительных позициях.

30 июня: После приблизительно 30-километровго марша по непроходимому лесу и болотам в первые утренние часы 1 июля батальон достиг свободного от лесов и болот пространства бывшей деревни Сенозеро на северном берегу озера Сенозеро. В 07.00 на востоке была обнаружена разведывательная группа противника. Взвод стрелков-мотоциклистов выдвигается для проведения разведки, но на половине пути до озера Шапкозеро теряет из виду разведывательную группу противника, который избегает вступать в соприкосновение и открытую борьбу с врагом. Тем временем, находившийся в боевой готовности батальон был атакован с севера слабыми силами противника. Части 4 роты и возвратившийся назад взвод стрелков-мотоциклистов пытаются окружить противника. Они могут нанести ему чувствительные потери.

Между тем прибывает 82 лыжный батальон, и боевая группа переходит под командование старшего командира, капитана Лаппа из 82 лыжного батальона. Вскоре разведка доложила о том, что со всех сторон приближается противник. Поэтому батальон занимает круговую оборону. Теперь оба батальона расположились большим полукругом вокруг бывшего местечка Сенозеро на северном берегу озера, при этом еще два взвода 3 роты мотопехотного батальона заняли господствующую высоту, так называемую высоту "Мунгохое", на северном краю позиции.
День проходит в обоюдных стычках между разведывательными подразделениями и проведении небольших разведок боем.

2 июля советские подразделения окружили наши позиции и атаковали высоту "Мунгохое". Но атака была отбита с существенными потерями. Противник же напротив усилил свой минометный и артиллерийский огонь, что отразилось на нас самым неблагоприятным для нас образом. Так как наша собственная артиллерия вынуждена была молчать, чтобы сэкономить боеприпасы, для отражения непосредственных атак противника. Только батарея пушечной артиллерии дивизии НОРД могла поддерживать оба батальона своим огнем, и делала она это мастерски.

3 июля противник энергично атаковал нашу позицию и высоту "Мунгохое" с западного фланга. Все атаки , с существенными потерями для противника, были отбиты. Но, постоянно ведущийся, и становившийся все более мощным гранатометный и артиллерийский огонь противника нанес и нам большие потери.

Наша боевая группа получала снабжение по воздуху. Во время постоянных, отважных полетов, с пикирующих бомбардироващиков нам на парашютах сбрасывали мешки с продовольствием и боеприпасами. Эти парашюты очень помогали нашим раненым, которых к сожалению нельзя было отсюда вывезти. Насколько нам позволяла огневая деятельность противника, мы всеми силами и очень интенсивно достраивали и оборудовали наши собственные позиции и укрепления, чтобы создать себе хорошую возможность для укрытия.

4 июля высота "Мунгохое" стала главной целью атак противника. Снова и снова проводились атаки против этой высотной позиции, но и также часто они заканчивались неудачей. Когда наши пикирующие бомбардировщики сбрасывали нам продовольствие и боеприпасы, то вся наша позиция находилась под тяжелым огнем противника. Советские войска имели абсолютное огневое преимущество. Они также атаковали нас при помощи противотанковых пушек.

5 и 6 июля атаки советских войск сменились нашими попытками открыть проход на запад. При помощи десантных катеров, с южного берега озера была установлена связь с нашими войсками. Наконец-то мы смогли эвакуировать первых раненых. Части 11 полка вели боробу с советскими частями на востоке между озерами Сенозеро и Елетьозеро, чтобы защитить позицию Сенозеро. Тяжелые ближние бои развернулись за высоту "Мунгохое" , которые благодаря мужеству личного состава всегда заканчивались нашим успехом. Когда по ночам не было темно, то солдаты на позициях постоянно теряли чувство времени. Больших перерывов в боевых действиях не было.

7 июля боевая группа вела тяжелые бои. В обеденные часы усилися огонь противника. С северо-востока, севера, северо-запада и особенно с западного направления противник проводил сконцентрированные атаки. При этом вклинивался в свой артиллерийский огонь и мог, прежде всего на западе неожиданно прорвать нашу оборону в районе инженерно-саперного взвода. Гранатометная позиция 4 роты пропала. Командир 5 роты был тяжело ранен. Передовой отряд "Советов" был остановлен только перед батальонным командным пунктом. Там находились не только много раненых, которые еще не были эвакуированы, там находился и причал для десантных катеров, там еще действовал выдвинутый вперед, артиллерийский наблюдательный пост. Командир батальона бросился в бой с маленькими резервом 3 мотопехотного батальона против передового отряда "Советов" и отбил атаку противника. Командир батальона, хаупт-штурмфюрер Ренц был тяжело ранен в бедро. Но бой еще не был выигран. Непросматривая лесистая местность наполнилась шумом боя. Выдвинутый вперед артиллерийский наблюдатель застрелился на "своей позиции". Тогда хаупт-штурмфюрер Ренц дотащился до района 3 роты, это был единственный участок, который не атаковал противник, чтобы оттуда вести руководство новыми контратаками и чтобы оттуда поддерживать радиосвязь со своим командованием.

Под руководством обер-штурмфюрера Бауэра две быстро собранные оперативные группы 3-ей и 4-ой роты вступили в бой. И только после упорного ближнего боя мы смогли отбросить назад все вклинившиеся советские подразделения. При этом были убиты унтер-штурмфюрер СС Харпе и хаупт-шарфюрер СС Бауэр из 3-ей роты,; офицер подразделения связи был тяжело ранен. Наконец-то был достигнут прежний передний край обороны, и возобновившиеся атака советских частей и подразделений была подавлена и разбита огнем нашей собственной артиллерии, минометного и пехотного оружия. В этот момент был убит обер-штурмфюрер Шульц, который был вызван с высоты "Мунгохое", чтобы принять командование батальоном. После того, как был ранен командир 3 роты, в батальоне остались только несколько человек, которые не получили ранения, это были унтер-штурмфюрер Райниш из 2-ой роты, адьютант батальона и батальонный врач. Около 90 человек убитыми и примерно такое же количество ранеными потерял батальон до сегодняшнего дня. Но, тем не менее позиция устояла и проникновению советских войск был поставлен барьер.

Почти одновременно последовавшая атака в районе 82 лыжного батальона дала возможность противнику вплотную подойти к командному пункту боевой группы. Но в рукопашном бою, командир вместе с адьютантами, и другими служащими штаба смогли устранить эту опасную ситуацию таким образом, что наши подразделения снова взяли под свой контроль старые позиции. Явные намерения противника - объединения двух направлений атак - потерпели неудачу. Если бы это удалось, то для боевой группы это было бы смертельно опасно. Так же капитан Лапп, командир боевой группы был тяжело ранен во время проведения контратаки. Оба командира, капитан Лапп и хаупт-штурмфюрер Ренц были позже награждены Рыцарскими крестами.

8 и 9 июля атаки противника несколько ослабли; его силы казались надломленными, хотя противник все еще продолжал вести ожесточенный артиллерийский и гранатометный огонь. Батальону требовался "Отдых", чтобы забрать и захоронить убитых, и чтобы можно было позаботиться о раненых. Необходимо было выкопать много защитных окпов для раненых; но противник постоянно вел ожесточенный ружейный огонь по озеру и делал невозможным прорыв десантных катеров для их использование для эвакуации раненых.

С высотой "Мунгохое" нельзя было установить связь. Боеспособности батальона хватало только на оборону, но она была ожесточенной. Радио давало надежду на скорое деблокирование окруженных войск и пикирующие бомбардировщики не забывали нас и не бросали на произвол судьбы. Уже 14 дней наши люди были без теплого питания; они лежали холодным ночами на сырой земле леса в полной боевой готовности. Только немногие из них остались в живых.

10 июля десантные катера снов попытались прорваться сквозь заградительный огонь противника. На короткое время им это удалось. Боевые действия 11 полка и привлечение, а так же использование нового тяжелого оружия в районе южнее озера принесли свои успехи.

11 июля десять десантных катеров предприняли новую попытку стремительного прорыва. Огонь артиллерии, зенитной артиллерии и минометов был подавлен с южного берега озера огнем советского оружия. Но, презирая смерть, десантным катерам удалось прорваться и осуществить полноценный подвоз продовольствия и боеприпасов, и забрать всех без исключения раненых. Но все ещё нельзя было забрать на южном берегу ожидающую эвакуации 1 рота батальона и переправить ее, так как огневой штурм противника снова усилился.
Испытанный 139 полк и многие боевые подразделения дивизии совершали марш на север для деблокирования окруженных войск и были уже поблизости. Горная артиллерия дивизии вместе с подразделением тоже осуществила смену позиций и передвинулась на север.

12 июля десантные катера привезли новое пополнение. Хаупт-штурмфюрер Деген принимает командование батальоном. Для установления связи с высотой "Мунгохое" проводится первая отвлекающая атака.

Бои продолжаются 13 и 14 июля. Атака с собственной линии обороны в западном направлении не позволяет установить связь с со 139 полком, который ведет бои на юго-западе. Ожесточенные бои приносят много потерь.

16 июля 139 полк, впереди которого находилась 1 рота мотопехотного батальона НОРД, смог наконец пробиться с боями на позиции и отбросить советские подразделения на северо-восток. Следующей целью стала высота "Мунгохое", к которой необходимо было пробиться, и освободить ее храбро сражающийся гарнизон. Проведенная 17 июля отвлекающая атака захлебнулась под огнем противника и застряла между советскими позициями, которые противник настроил на различных уровнях обороны. Для маленького, окруженного со всех сторон гарнизона, время было очень дорого, дорог был каждый час.

18 июля с помощью атаки, которая была проведена с запада, удалось снять осаду с высоты. До конца сражавшийся, буквально вцепившийся в эту высоту зубами гарнизон, из-за прямого попадания артиллерийского огня потерял в последний день своего командира, хаупт-шарфюрера СС Шумана.

Из позиции боевой группы на северном берегу озера Сенозеро теперь была сделана прочно укрепленная боевая позиция. Несмотря на крайнюю утомленность и измотанность, солдаты батальона собрались вместе с подразделениями сухопутных войск и 19 июля, совместными усилиями атаковали так называемую позицию "Русская высота" (Руссенхое) и огневые позиции минометов. Была взята первая линия, но атака застряла перед второй линий обороны. Бой снова стоил нам много крови. Хотя наша собственная артиллерия и тяжелые пехотные орудия хорошо нас поддерживали, все равно действенность массированного минометного огня противника была ужасной и разрушительной. Подполковник Бейерляйн, командир 139 полка и командир 1 роты мотопехотного полка СС НОРД были ранены. Командование 139 полком принял на себя прибывший за несколько дней, до ранения подполковника Бейерляйна, командир 12 горно-пехотного полка СС Обер-штурмбанфюрер Шрайбер.
20 июля, после возобновленной атаки на "Русскую высоту, последние солдаты батальона - приблизительно 30 человек - отошли на командный пункт "Шрайбер". Здесь они оставались в резерве в течение нескольких дней и смогли после чрезмерного перенапряжения последних недель снова перевести дыхание. 27 июля батальон временно занял участок на позиции "Гудрун", чтобы 3 августа выступить маршем в направлении Оулу, где он должен был перейти под командование боевой группы "Вест" 20-ой (горной) армии.
В приказе по армии главнокомандующий 20 (горной) армией, генерал-полковник Рендулич отметил, участвовавших в боевых действиях "Боевую группу Лапп", а также силы 6 горнострелковой дивизии СС НОРД (6 мотопехотный батальон СС) и 139 горнострелковой бригады:

"В конце 1944 года противник силами в составе 205 мотопехотной дивизии, частями 83 мотопехотной дивизии и 376 мотопехотной дивизии приготовился к наступлению против северного фланга 6 горнострелковой дивизии СС НОРД с целью нанести удар во фланги и тыл фронта Лоухи.
"Боевая групп а Лапп" состоящая из 82 лыжного батальона и 6 мотопехотного (моторизированного) батальона СС, в течении нескольких недель тяжелейших боев в районе Сенозеро, без какой либо связи с большой землей, и получая только лишь необходимое обеспечение с воздуха или водным путем по озеру Сенозеро, стойко держалась и храбро отражала все атаки превосходящих сил противника и тем самым преградила пути противнику. Силы 6 горнострелковой дивизии и 139 горнострелкового полка в результате энергично проведенной атаки в районе Сенозеро сняли осаду с окруженных позиций, где сражались их товарищи, и завоевали тактически важную местность. Действия этих сил эффективно поддерживали с воздуха подразделения Люфтваффе.
Действия боевой группы на северном фланге XVIII. (горного) армейского корпуса были высоко отмечены командирами и за эти сражения были представлены к награждению Рыцарским крестом и Железным крестом
Капитан Лапп, командир 82 лыжного батальона и
Хаупт-штурмфюрер СС Ренц, командир 6 мотопехотного
(моторизированного) батальона СС.
Этими высокими наградами были отмечены не только эти два офицера, эти награды стали признанием всех солдат, мужественно сражавшихся на северном фланге XVIII. (горного) армейского корпуса.
С глубоким уважением и благодарностью вспоминаем мы о своих товарищах, которые отдали свои жизни за своих товарищей, за свой народ и фюрера.
В этой борьбе горные егеря сухопутных войск плечом к плечу сражались с горными егерями войск СС и доказали свое боевое превосходство над красноармейцами, которые превосходили их по численности и вооружению.
Там где есть воля к победе, можно выиграть любое сражение.

Рендулич

В следующем, изложенном в сокращенном виде, коротком докладе дивизии о боях на Сенозере говорилось:
"Горные егеря войск СС и сухопутных войск под руководством обер-группенфюрера СС и генерала войск СС Крюгера добились на фронте в Лоухах выдающегося оборонительного успеха. После атаки противника на северном фланге фронта Лоухи, в результате смелого наступления была создана отсеченная позиция, чтобы воспрепятствовать обходу с фланга и выиграть время для других мероприятий. Противнику даже удалость окружить боевую группу под командованием майора Лаппа, который овладел важнейшими высотами. Несмотря на многочисленное превосходство, и несмотря на всю мощь тяжелых орудий, которые поддерживали атаки противника, храбрый гарнизон удерживал свои позиции в течение долгих 16 дней. Даже ожесточенный артиллерийский и гранатометный огонь был не в состоянии поколебать стойкость обороняющегося гарнизона. Десантные катера, несмотря на ожесточенный огонь противника, использовали каждую возможность, чтобы прорваться с боем через озеро к окруженным, также проявили чудеса храбрости и отваги летчики Люфтваффе, которые проводили мастерские полеты и сбрасывали своим товарищам "бомбы" с продовольствием и боеприпасами. Во время своих безуспешных атак, которые были направлены на уничтожение боевой группы, противник понес огромные потери. Они оценивались в 1000 человек убитыми. Но и наши собственные потери в этой тяжелой местности и в жестоком окружении так же были очень большими. Успех стал возможным благодаря беспримерному мужеству всех горных егерей, и в особенности убитых и раненых товарищей, и это было самым значительным событием на этом участке фронта. Здесь на крайнем севере, во время проведения операций, часто надежная боеготовность и тесное взаимодействие между солдатами войск СС, сухопутных войск и Люфтваффе находили свое новое проявление".

5 августа 1944 года командование 6 горнострелковой дивизия СС издало указ по дивизии, в котором говорилось:

"Знаменитые части дивизии при поддержке сил сухопутных войск в ходе многонедельных боев проходивших на северном фланге дивизионного участка фронта отразили все ожесточенные атаки советских частей и подразделений и тем самым сорвали все замыслы противника.
Господин командующий генерал XVIII армейского корпуса выражает всем
находящимся и воевавшим под моим командованием силам сухопутных войск и 6 горнострелковой дивизии СС НОРД свою благодарность и признательность.
Сегодня, особой радостью для меня является выражение признательности моим частям и подразделениям, которые сражались вместе со мной на северном фланге.
Я хочу поблагодарить все войска принимавшие участие в боевых действиях за мужество и самообладание, а также за достигнутые успехи, в результате атак и обороны против многочисленно превосходящих сил противника. А также хочу поблагодарить те подразделения, которые стоили дороги и обеспечивали снабжение сражавшихся частей и подразделений.

Крюгер
Обергруппенфюрер СС и генерал войск СС"

Лыжный батальон "Норге" был удостоен хвалебного упоминания командиром дивизии, который высказал это в другом приказе по дивизии :

"Лыжный батальон "Норге" с первых дней затяжных боев на северном фланге дивизии, которые продолжались в течение 3 недель, принимал активное участие в обороне опорного пункта "Капролат" и позиции "Хассельманн".
В неравной борьбе ослабленный батальон держал ожесточенную оборону своих позиций, до тех пор, пока превосходство "Советов" не снизилось. Мощь проводимых советскими войсками атак не сломила силы ослабленного батальона "Норге", который, проведя контратаку собственными силами, сумел прорвать окружение. Пользуясь удобным случаем, я хочу выразить мою благодарность и признательность лыжному батальону "Норге" за его храбрость, проявленную в боевых действиях с 25 по 27 июля. Батальон был снова разделен, и уже через короткое время был готов к боевым использованию в рамках дивизии.

Крюгер"

Так же и командующий генерал XVIII (горного) армейского корпуса высказал "сражавшимся силам сухопутных войск и 6 горнострелковой дивизии СС НОРД свою благодарность и признательность" за участие в боевых действиях в районе Сенозера. По случаю награждения майора Лаппа рыцарским крестом 17 августа командование 7 горнострелковой дивизии издала следующий приказ по дивизии:

"Майор Лапп вместе со своим храбрым лыжным батальоном

и находящимися в его подчинении боевыми товарищами 6 (шестого) (моторизованного) мотопехотного батальона СС, оставался в течении двенадцати дней окруженный семью советскими батальонами, и получал недостаточное снабжение по воздуху и позже по водному пути. Под ожесточенным артиллерийским и минометным огнем он удерживал свои позиции таким образом, что благодаря его действиям был достигнут
решающий успех для всего фронта армейского корпуса. 7 июля противнику, атаковавшему наши позиции с запада силами двух батальонов и с востока силами одного батальона, удалось близко подойти к командному пункту батальона. Майор Лапп лично вместе со своими адьютантами, отбил атаки советских подразделений и разрядил обстановку. Тяжелораненый он еще 5 дней оставался вместе со своим батальоном до тех пора, пока всем раненым не была оказана медицинская помощь, и пока не прибыл новый командир боевой группы. За героическую выдержку, боевое мужество и отличные результаты я выражаю майору Лаппу и всем солдатам 82 лыжного батальона мою искреннюю благодарность и мою глубокую признательность.

Сообщение отредактировал sseregabat: 28 Июнь 2011 - 17:31


#8 OFFLINE   sseregabat

sseregabat

    Участник Форума

  • Topic Starter
  • Пользователь
  • Pip
  • 92 сообщений
  • 4 тем
    Last Visit 27 Авг 2015 13:46

Отправлено 28 Июнь 2011 - 17:32

Материал взят с сайтов:

Википедия и "мертвого" сайта www.eismeerfront.com






#9 OFFLINE   Максим Н

Максим Н

    Активный участник Форума

  • Пользователь
  • PipPipPip
  • 1 184 сообщений
  • 53 тем
    Last Visit 07 Авг 2018 11:30
  • Город:Страна вечнозеленых помидоров

Отправлено 30 Июнь 2011 - 15:24

А я думал Вы сами переводите,может своего добавите чего интересного..... :17:

Сообщение отредактировал Максим Н: 30 Июнь 2011 - 15:25


#10 OFFLINE   sseregabat

sseregabat

    Участник Форума

  • Topic Starter
  • Пользователь
  • Pip
  • 92 сообщений
  • 4 тем
    Last Visit 27 Авг 2015 13:46

Отправлено 30 Июнь 2011 - 15:46

А я думал Вы сами переводите,может своего добавите чего интересного..... :17:



Увы сам не перевожу, :44: нет возможности. Да и инфы в частности по 9 полку мало. А материал для тех, кому будет интересно.



#11 OFFLINE   Максим Н

Максим Н

    Активный участник Форума

  • Пользователь
  • PipPipPip
  • 1 184 сообщений
  • 53 тем
    Last Visit 07 Авг 2018 11:30
  • Город:Страна вечнозеленых помидоров

Отправлено 31 Июль 2011 - 11:29

открою Вам секрет-вы цитируете мой сайт.....

#12 OFFLINE   NafanetSS

NafanetSS

    Участник Форума

  • Пользователь
  • Pip
  • 106 сообщений
  • 1 тем
    Last Visit 21 Май 2012 06:35
  • Город:Мурманск

Отправлено 31 Июль 2011 - 20:31

открою Вам секрет-вы цитируете мой сайт.....

Который не работает?

#13 OFFLINE   sseregabat

sseregabat

    Участник Форума

  • Topic Starter
  • Пользователь
  • Pip
  • 92 сообщений
  • 4 тем
    Last Visit 27 Авг 2015 13:46

Отправлено 01 Август 2011 - 04:20

открою Вам секрет-вы цитируете мой сайт.....

Да он не работает.

#14 OFFLINE   ay7ru

ay7ru

    Новый участник Форума

  • Пользователь
  • 3 сообщений
  • 0 тем
    Last Visit 20 Фев 2013 17:17
  • Город:Москва

Отправлено 07 Февраль 2012 - 13:33

Для меня данный материал оказался очень полезным.
Я хотел бы восстановить подробности военной службы моего дедушки.
Он служил в 401 -м лёгком артиллерийском полку 88 стрелковой дивизии, которая описывается в данной теме.
7 ноября 1941 года он попал в плен, и был освобождён в 1944 г.
Есть ли шанс найти расположение полка на начало ноября, его боевые задачи, карты боевых действий за тот период?
Где искать? Может быть кто-то подскажет?

#15 OFFLINE   Ivanovich

Ivanovich

    Активный участник Форума

  • Пользователь
  • PipPipPipPipPip
  • 7 475 сообщений
  • 1 тем
    Last Visit Сегодня, 16:43
  • Город:Заполярный - Жигулёвск


Отправлено 07 Февраль 2012 - 15:15

Для меня данный материал оказался очень полезным.
Я хотел бы восстановить подробности военной службы моего дедушки.
Он служил в 401 -м лёгком артиллерийском полку 88 стрелковой дивизии, которая описывается в данной теме.
7 ноября 1941 года он попал в плен, и был освобождён в 1944 г.
Есть ли шанс найти расположение полка на начало ноября, его боевые задачи, карты боевых действий за тот период?
Где искать? Может быть кто-то подскажет?

Часть личного состава дивизии была направлена на Петсамское направление. Поэтому, если нет в Вашей памяти воспоминаний дедушки о месте пленения, возможны сложности.

#16 OFFLINE   ay7ru

ay7ru

    Новый участник Форума

  • Пользователь
  • 3 сообщений
  • 0 тем
    Last Visit 20 Фев 2013 17:17
  • Город:Москва

Отправлено 07 Февраль 2012 - 18:20

Часть личного состава дивизии была направлена на Петсамское направление. Поэтому, если нет в Вашей памяти воспоминаний дедушки о месте пленения, возможны сложности.


Если я ничего не напутал, то Петсамское направление (район Киркенес, Петсамо) , это уже Финляндия и Норвегия? На сколько я помню дедушка про Финляндию и Норвегию ничего не говорил, плен у финнов только...
В какой-то книге воспоминаний нашёл, что в начале сентября 401 арт. полку была поставлена задача обстрелять агит. листовками вражеские позиции перед выдвижением со станции Лоухи в сторону Кестеньги. Поэтому, осмелюсь предположить, что 401 арт. полк и пошёл в этом направлении. Тем более что к 10 ноября наступление было закончено (наступающие уничтожены), что совпадает с временем пленения.

Кто-то может проконсультировать что входило в состав арт. полка того времени? В военном билете было указано - призыв 1940 год и 401- лёгкий артиллерийский полк. В списках 88 дивизии он просто 401 арт. полк. И думаю арт. полк. штука важная и на тактических картах обозначалась особо? Где искать такие карты?

#17 OFFLINE   Ivanovich

Ivanovich

    Активный участник Форума

  • Пользователь
  • PipPipPipPipPip
  • 7 475 сообщений
  • 1 тем
    Last Visit Сегодня, 16:43
  • Город:Заполярный - Жигулёвск


Отправлено 07 Февраль 2012 - 18:51

У СССР не было сухопутной границы с Норвегией. Поэтому оба направления использования подразделений архангельского пополнения (88СД) - Петсамо и Кистеньга - это финские. И в плен в 1941 году можно было попасть в финский и немецкий. За личный состав дивизий тогда отчитавалась 14 армия, а не сами дивизии. Поэтому в потерях можно поискать следы искомого полка, наверняка тоже разделённого. В известной Полярной дивизии было немало бойцов из 88СД. Удачи.

#18 OFFLINE   ay7ru

ay7ru

    Новый участник Форума

  • Пользователь
  • 3 сообщений
  • 0 тем
    Last Visit 20 Фев 2013 17:17
  • Город:Москва

Отправлено 27 Сентябрь 2012 - 04:57

Я всё-таки нашёл всё про нужный мне полк дедушки.
В 1958 году их бой подробно разобрали в книге. Все то же, что изложено со стороны немцев с 1 по 13 ноября, примерно соответствует описанию в книге.
http://militera.lib....o_polka/15.html
Там же есть схема боя.
По хронологии, захват последней пушки 401 л.а.п. (7 ноября) совпадает с временем пленения моего дедушки.

Сообщение отредактировал ay7ru: 27 Сентябрь 2012 - 05:30


#19 OFFLINE   Docent51

Docent51

    Постоянный участник Форума

  • Пользователь
  • PipPip
  • 357 сообщений
  • 4 тем
    Last Visit 03 Ноя 2018 14:55
  • Город:Мурманск, РФ

Отправлено 29 Июль 2015 - 13:58

Заинтересовался историей  SS-Infanterie-Regiment 9 в боях на Лица-фронте... Дабы не плодить отдельные темы, решил актуализировать обсуждение спорных и интересных аспектов истории участия эсэсовцев в сентябрьских боях на Западной Лице здесь. Если топикстартер не будет против)))).

Поработав в ЦАМО с нашими документами, которые, как мы все прекрасно понимаем, следует воспринимать крайне критически, отметил для себя следующие очень интересные моменты применения эсэсовцев в сентябрьских боях:
1. В целом в сравнении с горными егерями они на наших бойцов никакого ошеломляющего эффекта не произвели, хотя традиционно в документах фиксируются как "отборные войска" и все в таком духе.

2. Их много погибло, причем это отмечено в многих наших документах. И это признано и противником.

3. По уровню боевой подготовки очень, оооочень серьезно уступали егерям. Воевали неумело - это и наши отмечают и, собственно, и сами немцы.
4. По количеству пленных, которых 52-я СД взяла в сентябрьских боях их гораздо больше чем егерей, плененных на этом же направлении..

5. Судя по протоколам допросов пленных эсэсовцев никаким особым нацистским фанатизмом там у них не пахло и в помине.
6. Ну и под занавес приведу названия батальонов 9-го полка СС по советским документам: 1-й батальон «Фюрер», 2-й батальон «Смерти», 3-й батальон «Штурмовик», 4-й батальон «Германия» и 5-й батальон «Дейчланд». Откуда они взялись - ума не приложу. Может они носили какие то манжетные ленты, оставшиеся на убитых солдатах, по которым наши и "выяснили" такие названия батальонов? 

 

Может у кого-то из уважаемого сообщества из числа мурманчан есть вот эта книжица?

Richard Landwehr From the Arctic Circle to the Don River: SS Regiment Thule, 1940-1943

Она кусками на гугл-букс выложена (причем кусками наиболее интересными))), но может у кого-нибудь есть бумажный вариант для прочтения?
https://books.google...=gbs_navlinks_s

 


Сообщение отредактировал Docent51: 29 Июль 2015 - 14:05


#20 OFFLINE   Dietrich

Dietrich

    Активный участник Форума

  • Пользователь
  • PipPipPipPipPip
  • 3 392 сообщений
  • 20 тем
    Last Visit Вчера, 20:06


Отправлено 02 Август 2015 - 09:39

Картинки-то в этой книжице взяты из норвежского издания про ихних добровольцев в СС военных лет издания.


Сообщение отредактировал Dietrich: 02 Август 2015 - 09:39





FrontMedal.com - Предметы Коллекционирования Военной Истории ratisbons.com eaglesvictoria.com
Информационные страницы

Лучший Форум военных коллекционеров