Перейти к содержимому


ratisbons.com
Фотография

Полуостров Рыбачий , полуостров Средний , хребет Муста-Тунтури


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 526

#521 OFFLINE   Коладжип

Коладжип

    Новый участник Форума

  • Пользователь
  • 41 сообщений
  • 0 тем
    Last Visit 26 Дек 2019 22:42
  • Город:Мончегорск

Отправлено 29 Апрель 2019 - 10:14

С разных сторон

Прикрепленные файлы

  • Прикрепленный файл  кн4_.jpg   99,22К   2 скачиваний
  • Прикрепленный файл  кн3_.jpg   92,14К   1 скачиваний


#522 OFFLINE   Коладжип

Коладжип

    Новый участник Форума

  • Пользователь
  • 41 сообщений
  • 0 тем
    Last Visit 26 Дек 2019 22:42
  • Город:Мончегорск

Отправлено 29 Апрель 2019 - 10:15

Еще надпись

Прикрепленные файлы

  • Прикрепленный файл  кн5.jpg   148,42К   1 скачиваний


#523 OFFLINE   ТЭР

ТЭР

    Активный участник Форума

  • Пользователь
  • PipPipPip
  • 1 225 сообщений
  • 4 тем
    Last Visit Сегодня, 00:09
  • Город:Лиинахамари

Отправлено 03 Февраль 2020 - 19:39

Попробуем систематизировать наиболее известные операции, вылазки и эпизоды боёв в районе перешейка полуострова Средний. Сюда же предлагаю включить рейды на южное побережье губы Малая Волоковая и в район мыса Пикшуев.

Начнем с 1942 года. Одна из ранних вылазок советской разведки описана М.Орешетой. Опубликовано в книге "О чем молчат скалы", Мурманск, 1998 г.

ЛЫЖНЫЙ РЕЙД

Описание этой боевой операции не вошло в антологию обороны Заполярья в годы войны. Это и понятно - не было конечного, положительного результата. Но неоспоримо беспримерное мужество людей, попавших в такую переделку. Почти все они погибли, и грешно в наше время не вспомнить их поименно
.
И еще одно. Эту историю несколько лет назад мне удалось проследить по архивным документам, а затем мы с друзьями прошли теми местами, где когда-то из последних сил люди боролись за свои жизни.

Хороши деньки в марте на полуостровах Средний и Рыбачий. То свинцово-темное, то голубое море ярко контрастирует с покрытыми снегом скалами, которые местами напоминают о себе, вдруг прорываясь из-под снега красно-черными отрогами. В это время там устоявшийся наст, и можно безбоязненно ходить даже без лыж. Но берегись, путник: снег скрадывает многочисленные обрывы.

Зазеваешься - и полетел вниз.

В 1942 году март был солнечным да погожим. Боевое охранение, для которого пурга - мать родная, бога молило ниспослать снежное ненастье.

10 марта лейтенант Василий Петров получил приказ от командира 15-го отдельного пульбата срочно прибыть в штаб 23-го укрепрайона. Встал на лыжи и - на одном дыхании к Корабельному ручью, где и находился штаб. Его провели в одну из землянок. За столом сидели майор и подполковник. Говорил майор.

- Лейтенант! Вам поручается очень важное задание командования. Мы тщательно изучили ваше личное дело. То, что вы умеете ходить на лыжах, хорошо ориентируетесь на местности, являетесь кандидатом в члены партии большевиков, и определило наш выбор...

Далее старшие командиры объяснили Петрову, что он назначается командиром разведгруппы особого назначения. Люди в группу уже подобраны, и через два часа подойдут к подножью горы Парахарю. Там в режиме строгой секретности они будут готовиться к заданию. Начало операции назначено на 20 марта. Непосредственно задача будет поставлена накануне выхода в тыл.

Петрова покормили в штабной столовой и отправили к месту встречи со своими новыми подчиненными.

Кто хоть раз пересекал перешеек между Рыбачьим и Средним, не мог не обратить внимание на причудливой формы гору, обрамляющую перешеек с западной стороны. Нагромождение утесов, расщелин и ложбин - идеальное место для подготовки разведчиков.

Тренировались три раза в сутки - два раза днем, раз ночью. В обязательную программу входили бег на лыжах упражнения в стрельбе, метании гранат.

19 марта разведчики готовились к выходу в тыл врага. Ближе к вечеру приехал начальник политотдела подполковник Шабунин. От него солдаты впервые услышали задание:

- По маршруту казармы Ивари - 6-я погранзастава - высота 141,0 - озеро Ора-ярви выйти к дороге Петсамо - Титовка. Установить наблюдение за движением транспорта. Заметив штабную машину, уничтожить охрану и взять пленного. Обязательно, подчеркнул подполковник, язык должен быть офицером. Документы забрать все, какие окажутся в машине...

Шабунин отбыл, а Петров склонился над картой. Беглая прикидка показала, что им предстояло пройти по тылам врага больше 40 километров, а если учесть гористую местность, то и все 60.

В ночь с 19 на 20 марта пересекли линию боевого охранения. Обогнули минное поле на пути к бывшей шестой погранзаставе. Петров дал команду остановиться и подождал шедшего замыкающим младшего лейтенанта Козакова.

- Как? Все в норме? - спросил тихо.

- Какое там. Лыжня остается как борозда. Через пару часов немец на хвосте будет.

Впереди была лощина, поросшая березняком. Петров довел группу до обрыва и резко свернул к заливу. С трудом спустились к берегу.

- Снять лыжи. Осторожно за мной, - дал команду лейтенант.

До залива Питка-вуоно шли вдоль берега по обледеневшим валунам. Было тяжело, но этот маневр давал хоть небольшой шанс запутать следы.

От Питка-вуоно вглубь материка тянулась лощина с низкорослыми березами. Разведчики вышли в заросли, но буквально через сотню метров березки сошли на нет и отряд оказался на совершенно чистом участке, окруженном к тому же сопками, - идеальное место для ловушки. Пришлось вернуться обратно к спасительным деревцам.

День провели, зарывшись в снег. Кое-кто умудрился с час покемарить, остальные вполголоса рассказывали друг другу о своей довоенной жизни. Сержант Гуртовой посмешил анекдотами. Впрочем, и без того смешного вокруг хватало, стоило, например, посмотреть, как твой же товарищ пытается лежа справить нужду.

Едва стемнело, как разведчики отправились в дальнейший путь. В настоящее горное восхождение превратилось преодоление ущелья Кернавааким. Надо же было такому случиться, что уже на вершине хребта оборвалась и улетела вниз запасная лыжа у красноармейца Варикина. Около часа ушло на бесполезные поиски пропажи. Вокруг господствовали одни скалы. Белое безмолвие, тишина, покой.

По-весеннему конопатый красноармеец Шаршихин не удержался:

- Братцы родные, а красотища какая! И войны как будто нет. Бревен бы сюда, избушку срубить, да рыбку ловить. И Настю мою... Эх!

Целый день блаженствовали в ущелье. Наверное, впервые на фронте знаменитые спиртовые пакеты, прозванные солдатами "жми-дави", употребились по назначению: для подогрева воды. Солдаты сварили суп, заварили чай, просушили на солнце портянки.
В 2 часа 40 минут 23 марта вышли на дорогу Петсамо - Титовка. Устроили засаду. Ефрейтор Постьев выдвинулся метров на 500 в сторону Петсамо. Примерно на таком же расстоянии от засады, но в сторону Титовки, замаскировался красноармеец Гунин. В их задачу входило сигналами предупреждать о приближении машин. Не прошло и получаса, как просигналил Постьев. Вслед за этим из-за поворота показалась легковая автомашина. Трудно было определить, кто пассажиры и сколько их, но Петров подал команду к бою.

В задачу Файзулина входило убить шофера. Он тщательно прицепился и выстрелил, но неудачно. Машина только вильнула и увеличила скорость. Было видно, как в салоне засуетились два пассажира. Гунин стал стрелять по колесам. Автомобиль резко развернулся и, поднимая снежную пыль, вылетел на обочину. Открылась дверь. Водитель вывалился на снег, но тут же поднялся и, сильно хромая, побежал вдоль дороги в сторону Титовки.

Пассажиры оказались убитыми. Казаков осветил фонариком салон, и в этот момент раздался крик Барикина:

- Машины!

Все увидели, как на перевал со стороны Титовки медленно выползают два грузовика.

- Уходим! - скомандовал Петров.

Он несколько изменил направление и через небольшой перевал вывел группу в уже знакомое урочище. Вот и место, где они так блаженно отдыхали всего несколько часов назад. Однако теперь было не до красот. Не успели достичь середины озера, как показались егеря. Они явно настигали разведчиков. Что делать? Если у егерей есть рация, то они наверняка уже оповестили всех о направлении движения разведчиков и о численном составе отряда. Впереди их ждет засада. Необходимо было избавиться от преследователей. Без боя не обойтись.

Справа от озера уходила узкая расщелина. Отряд повернул к ней, и тут Петров скомандовал:

- Замаскироваться! Лыжи под себя! Приготовиться к бою!

Егеря приближались. Похоже, они потеряли разведчиков из виду. Вот немцы остановились. От группы отделился один лыжник, побежал поперек озера. У лыжни, оставленной отрядом, остановился, махнул палкой.

- Огонь! - дал команду Петров.

15 карабинов метнули смертоносные кусочки металла в сторону егерей. Те бросились на снег и поползли в разные стороны. Раздались ответные выстрелы, крики, стоны раненых. В этом скоротечном бою был тяжело ранен сержант Бойко. Пуля раздробила левую коленку и лишила возможности передвигаться великана ростом под два метра. Огромного труда стоило нести раненого, тем более передвигаясь на лыжах по гористой местности.

У подножья скалистой высоты 293,0 сделали большой привал. Время было около полудня. Сказывались усталость и бессонная ночь. Люди буквально валились с ног. Едва перекусили и предприняли попытку хоть немного поспать, как показался немецкий самолет. Он пролетел в сторону Муста-Тунтури, затем вернулся обратно и выбросил в сопки десант. Разведчики насчитали 25 парашютистов. Капкан захлопывался.

В 15 часов противники встретились на озере Сислукка-ярви. Перестрелка продолжалась около часа. С нашей стороны были ранены Васильев и Барикин. Немцы неожиданно ретировались, открывая дорогу рыбачинцам. Впрочем, это мало радовало, так как тут же показалась еще одна группа егерей со стороны моря. Теперь шансы выбраться из западни были равны нулю.

Бойко и Барикин обратились к командиру:

- С нами вам все равно не выйти. Оставьте патронов и уходите, мы прикроем. И еще дайте по гранате.

Как ни тяжело было, но Петров вынужден был согласиться. Разведчики помогли раненым товарищам занять позицию среди прибрежных валунов. Обнялись на прощанье и, прижимаясь к берегу, поползли в северный конец озера. Если верить карте, там должен быть каньон, соединяющий это озеро с соседним. Было слышно, как позади прикрывают их огнем Бойко и Барикин. Мы так никогда и не узнаем, как погибли эти бойцы. Своей смертью они помогли товарищам на время оторваться от преследователей. Впрочем, ненадолго.

Не прошли и сотни метров, как оказались на краю обрыва. Внизу было видно озеро в форме ступни человека. По берегам березки. О спуске на лыжах не могло быть и речи. Петров приказал снять лыжи и осторожно спускаться к озеру. Едва достигли середины спуска, как на гребне высоты слева показались егеря.

Не предпринимая никаких действий, они наблюдали за нашими солдатами.

- Нас выпасают, как стадо коров, - бросил в сердцах Козаков.

- Да, - согласился сержант Гуртовой, - похоже, что их устраивает то направление, по которому мы идем...

Вышли на озеро. Еще перевал - и шестая погранзастава. И тут тишину разорвали длинные пулеметные очереди. Перекатываясь по снегу, Петров отметил про себя, что против них выставлено два станковых и четыре ручных пулемета. Оставаться на озере - значит погибнуть.

- Ребята! В атаку! - что есть мочи закричал командир. Он поднялся и побежал немного левее, там строчил только один ручной пулемет. Под прикрытие камней прибежали немногие. На озере навечно остались Козаков, Гунин и Шаршигин. Сам Петров получил ранение.

Огонь немного ослаб. Из-за ближайших валунов послышалось:

- Иван! Сдавайся! Твоя дела плохо!

- А хрен вам! - крикнул Гуртовой. Он поднялся во весь рост и бросил в сторону егерей гранату, но тут же упал от метко посланной пули.

Петров подполз к красноармейцам Латыкову и Васильеву.

- Мы тут пошумим и вас прикроем, а вы берите левее и через заставу к своим. Доложите обстановку и попросите помощи.

Петров, Файзулин, Постьев, Беляев и Печенюк помощи так и не дождались. Только в 1983 году нашли их останки и захоронили у Муста-Тунтури.

Латыков и Васильев сумели доползти до бывшей погранзаставы. Здесь они заспорили, как действовать дальше, и в итоге разошлись. Около четырех часов ночи Латыков наткнулся на немцев и, прижав гранату к груди, выдернул чеку... Васильев сумел проползти между двумя пулеметными точками и попытался выбраться к заливу. В 150 метрах от воды он наткнулся на 14 трупов красноармейцев. Среди погибших случайно увидел своего знакомого санинструктора из 135-го стрелкового полка. Полез к нему в карман в надежде найти и забрать документы - и тут раздался взрыв мины.

25 марта в 7 часов утра из района боя выполз в боевое охранение сержант Ахмедшин. Он был ранен в руку, бедро, шею и нос. В архиве сохранилась запись его рассказа о последнем бое разведчиков:

"...В живых никого не осталось. Кто был ранен, того немцы добивали. Ко мне подошли четыре немца, осмотрели руки и карманы. Забрали револьвер. Пытались снять сапоги, но не смогли. Два раза выстрелили с близкого расстояния. Одна пуля задела шею, вторая бедро. Долежал до темноты и пополз к своим, здесь меня и подобрала группа лейтенанта Сердюкова".

В марте 1989 года мы повторили часть маршрута разведгруппы лейтенанта Петрова. Суровая красота заполярных сопок никак не вязалась с той трагедией, которая там разыгралась в далеком 1942-м. Жаль, что камни молчат."

С небольшими вариациями текста также здесь: http://blockhaus.ru/...pic=23229&st=40

Не нашел на картах таких топонимов. :crybaby: Буду рад подсказке.

  В рассказе Орешеты есть ряд  существенных неточностей и вольных допущений, вероятно связанных с тем, что данные немецкой стороны не были доступны на момент написания, а взятые из книги немецкого автора строки не совсем верно отражают то что в действительности происходило (т.к. значительная часть событий описанных в немецком жбд и отчетах сокращена буквально до нескольких строк). Но если история группы Петрова Василия Петровича хоть как-то освещена, то совершенно не упомянута на данный момент ни в одном литературном источнике другая разведгруппа действовавшая практически "параллельно" на данном участке.
 
  Менее чем за сутки до гибели разведывательной группы Петрова в том же районе при возвращении с боевого задания погиб еще один отряд. Разведывательное подразделение было выделено из состава 135 стрелкового полка (позднее 254 бригады морской пехоты),  командиром был назначен младший лейтенант Кокарев Николай Егорович, а группа Петрова ,напомню, была сформирована из 15 отдельного пулеметного батальона. Фактически обе группы прошли линию фронта с разрывом менее чем в сутки в одном и том же месте- по осушке губы Малая Волоковая ночью 19/20 и 20/21 марта 1942 года соответственно. И возвращались через тот же район. Соответственно группа Кокарева в ночь с 23 на 24 марта, а группа Петрова в ночь с 24 на 25 марта 1942 года.
 
  Вероятно обе группы имели сходные задачи, группа Петрова должна была атаковать легковой автотранспорт и взять пленных на Руссенштрассе ( с расчетом на офицеров), те в глубоком тылу немецкой дивизии, в предверии апрельско-майской  наступательной операции.
 
  По ОБД мемориал потери пробиваются за 19 марта 1942 года. На самом деле это день когда группа Кокарева была отправлена в немецкий тыл, вся группа погибла и подробностей о ее действиях с нашей стороны нет...    В некоторых документах бойцы значатся как пропавшие без вести. В одном из документов все  перечислены как погибшие в тылу противника в районе 6 пограничной заставы, что в общем соответствует реальности. Вероятно останки наших бойцов были обнаружены группами отправлявшимися для поиска позднее. Поэтому и значатся  погибшие в тылу противника. Так известно что в район гибели группы лейтенанта Петрова была отправлена группа лейтенанта Сердюкова. 
 
   Из немецкого ЖБД и отчетов, о действиях нашей группы в тылу 6 горной дивизии до 24 марта также ничего  неизвестно, те вероятно она вела наблюдение или не смогла найти цель для атаки, и будучи незамеченной возвращалась с задания. Согласно немецкого отчета ночью 24 марта 1942 года произошло столкновение.    Немецкий разведывательный дозор, отправленный с опорного пункта Фланкенберг к Пунайнениеми в 2.30 (по берлину), двигался в северо-западном направлении с задачей обычного флангового охранения. Патруль обнаружил в 3.00 в районе залива Питкявуоно группу противника двигавшуюся навстречу с северо-запада. Немецкий дозор из I/137 под командованием лейтенанта Trummer, в составе 2  отделений, незамедлительно спустился вдоль скалы и занял позицию на пути движения противника.  Разведгруппа Кокарева по немецким данным шла с охранением из 2 дозорных впереди вооруженных автоматами. Советские дозорные заметили немцев только за 25 метров и сразу же вернулись к основной группе. Немцы опознали двигавшихся как русский отряд. Командир подразделения отдал приказ на короткий огневой удар. Немецкий патруль совершив короткий огневой налет пулеметами, на время прервался сообщив противнику на их языке "руки вверх". После того как противник ответил огнем немцы повторили огневой налет. Вражеский отряд был разбит, но от него отделились 2 человека с автоматической винтовкой и пистолетом пулеметом и отойдя на некоторое расстояние повторно открыли стрельбу. Немцы повторили огневой налет уничтожив врага. Через некоторое время командир немецкого отряда с 1 солдатом выдвинулся к позиции вражеской разведгруппы для того чтобы взять пленных, но один обнаруженный раненый застрелился. В ходе боя потерь у немецкой стороны не было. Немцы также сообщают в донесении о захвате 11 автоматических винтовок и 2 пистолет пулеметов на месте боя.
 
  Скоротечность боя и полное отсутствие потерь у немцев легко объясняются. Конечно перестрелка происходила в темноте, но  немцы обнаружили нашу разведывательную группу на расстоянии и у них было время совершить маневр и изготовиться. Внезапность (группа Кокарева шла с  дозором  по направлению движения, но уж слишком поздно были обнаружены немцы, дистанция боя составляла всего примерно 80-90 метров), позиция немецкого дозора вероятно имела преимущество по высоте, 2 ручных пулемета с  немецкой стороны, и численное превосходство, т.е. значительное превосходство в огневой мощи, ну и  открытая местность не позволившая нашей группе укрыться, глубокий снег и медленное движение на сложном прибрежном участке- все эти факторы и определили быстрый исход боя в пользу егерей. 
 
  Есть одна нестыковка. Согласно немецких данных ночью 24 марта, у берега Малой Волоковой дозором, была уничтожена разведывательная группа противника силой в 13 человек.  По данным же ОБД мемориал получается, что в группе было 14 человек. 
   Еще необходимо отметить что немецкий патруль действовал не в целях противодействия группе Петрова, которая  уже произвела налет на финский легковой автомобиль к тому времени, а по местному указанию командира ОП. Т.е. заступил на патрулирование по расписанию... Кроме того на  реагирование на группу Петрова немцы потратили некоторое время, так только в 2.20 с придорожного блокпоста 14 в 47 пт дивизион поступил доклад о нападении на финский автомобиль на Руссенштрассе, и соответственно  с позиций 47 пт дивизиона выдвинулась первая группа преследования под командованием лейтенанта Мозер лишь в 3.10. Т.е. постановка задачи и экипировка истребительной группы заняла 50 минут... Распоряжения же на кп группы Норд и соответственно к I/137, также 112 разведывательному отряду  и 68 самокатному батальону поступили только в 3.15. В этот самый момент уже шел/начался  бой у Питкявуоно.
 
Итак состав группы согласно списка потерь ОБД мемориал/Подвиг Народа, 14 человек из состава 135 стрелкового полка значатся убитыми в тылу врага в районе 6 пограничной заставы (возможно один из бойцов не имеет отношения к бою, но также возможно что в ходе боя немцы не заметили отход одного из тяжелораненых в сторону от места столкновения): 
 
 
Младший лейтенант / командир взвода / Кокарев Николай Егорович
 
красноармеец /автоматчик, рота автоматчиков/ Николаев Федор Николаевич
 
ст. сержант /пом. ком. взвода, пешая разведка/ Русанов Петр Тимофеевич
 
сержант /ком. отделения, взвод пешей разведки/ Чариков Яков Матвеевич
 
красноармеец / стрелок, взвод пешей разведки/ Маслов Егор Яковлевич
 
красноармеец / стрелок, взвод пешей разведки/ Махалатков Павел Тимофеевич
 
ефрейтор / стрелок, взвод пешей разведки/ Филиппов Ириней Филиппович
 
красноармеец / стрелок, взвод пешей разведки/ Заглубоцкий Егор Егорович
 
красноармеец / стрелок, взвод пешей разведки/ Воробьев Василий Васильевич
 
красноармеец / стрелок, взвод пешей разведки/ Жаравин Алексей Степанович
 
красноармеец / стрелок, взвод пешей разведки/ Маслов Борис Петрович
 
красноармеец / стрелок, взвод пешей разведки/ Шестаков Петр Сергеевич
 
красноармеец / стрелок, взвод пешей разведки/ Исаков Сергей Васильевич
 
ст. сержант /сан. инструктор/ Раев Алексей Иванович.
 
  Младший лейтенант Кокарев на момент гибели был представлен к награде, представление написано 2 января 1942 года. Приказом войск Карельского фронта от 24 марта (день гибели) награжден медалью "За отвагу", утверждено представление начальником отдела кадров Карельского фронта только 31 марта 1942 года.  В наградном он значится еще как старший сержант, командир взвода 7 стрелковой роты 135 СП.
  Награжден был за 20 дневный рейд в глубоком тылу противника, в ходе которого подразделение Кокарева вступило в бой с превосходящими силами врага и нанесло значительный урон. Отступивший противник оставил на поле боя "много трупов, ручной пулемет и 2 винтовки".

Сообщение отредактировал ТЭР: 03 Февраль 2020 - 19:52


#524 OFFLINE   ТЭР

ТЭР

    Активный участник Форума

  • Пользователь
  • PipPipPip
  • 1 225 сообщений
  • 4 тем
    Last Visit Сегодня, 00:09
  • Город:Лиинахамари

Отправлено 03 Февраль 2020 - 22:32

Хочу обратить внимание на 1 строку из приведенного выше рассказа "Лыжный рейд":

"От Питка-вуоно вглубь материка тянулась лощина с низкорослыми березами. Разведчики вышли в заросли, но буквально через сотню метров березки сошли на нет и отряд оказался на совершенно чистом участке, окруженном к тому же сопками, - идеальное место для ловушки."

 

 

Это самое место и стало гибельным для разведывательной группы под командованием младшего лейтенанта Кокарева.



#525 OFFLINE   prowler88

prowler88

    Активный участник Форума

  • Пользователь
  • PipPipPipPip
  • 1 648 сообщений
  • 75 тем
    Last Visit Сегодня, 08:50
  • Город:Memelland ✠


Отправлено 03 Февраль 2020 - 22:39

Пару лет назад нашел на хребте над музеем, в районе пещеры с огнеметами, под осыпью камней эту кожаную вещицу.

на ней есть надпись, похоже фамилия, выцарапана чем то острым. Не могу разобрать что там написано и от чего вещь. то ли обложка записной книжки не понятно......

Есть знающие люди в этом вопросе? Специалисты.

 

 

Может остатки от подсумка?

Прикрепленные файлы



#526 OFFLINE   ТЭР

ТЭР

    Активный участник Форума

  • Пользователь
  • PipPipPip
  • 1 225 сообщений
  • 4 тем
    Last Visit Сегодня, 00:09
  • Город:Лиинахамари

Отправлено 03 Февраль 2020 - 22:42

Хочу обратить внимание на 1 строку из приведенного выше рассказа "Лыжный рейд":

"От Питка-вуоно вглубь материка тянулась лощина с низкорослыми березами. Разведчики вышли в заросли, но буквально через сотню метров березки сошли на нет и отряд оказался на совершенно чистом участке, окруженном к тому же сопками, - идеальное место для ловушки."

 

 

Это самое место и стало гибельным для разведывательной группы под командованием младшего лейтенанта Кокарева.

Т.е. до 6 пограничной заставы группа конечно же не дошла, но примерно район в данных взятых из ОБД Мемориал указан верно. Там буквально метров 600-800 на запад. Сейчас эта лощина сильно заросла.


Сообщение отредактировал ТЭР: 03 Февраль 2020 - 22:43


#527 OFFLINE   ТЭР

ТЭР

    Активный участник Форума

  • Пользователь
  • PipPipPip
  • 1 225 сообщений
  • 4 тем
    Last Visit Сегодня, 00:09
  • Город:Лиинахамари

Отправлено 04 Февраль 2020 - 12:31

 

Попробуем систематизировать наиболее известные операции, вылазки и эпизоды боёв в районе перешейка полуострова Средний. Сюда же предлагаю включить рейды на южное побережье губы Малая Волоковая и в район мыса Пикшуев.

Начнем с 1942 года. Одна из ранних вылазок советской разведки описана М.Орешетой. Опубликовано в книге "О чем молчат скалы", Мурманск, 1998 г.

ЛЫЖНЫЙ РЕЙД

Описание этой боевой операции не вошло в антологию обороны Заполярья в годы войны. Это и понятно - не было конечного, положительного результата. Но неоспоримо беспримерное мужество людей, попавших в такую переделку. Почти все они погибли, и грешно в наше время не вспомнить их поименно
.
И еще одно. Эту историю несколько лет назад мне удалось проследить по архивным документам, а затем мы с друзьями прошли теми местами, где когда-то из последних сил люди боролись за свои жизни.

Хороши деньки в марте на полуостровах Средний и Рыбачий. То свинцово-темное, то голубое море ярко контрастирует с покрытыми снегом скалами, которые местами напоминают о себе, вдруг прорываясь из-под снега красно-черными отрогами. В это время там устоявшийся наст, и можно безбоязненно ходить даже без лыж. Но берегись, путник: снег скрадывает многочисленные обрывы.

Зазеваешься - и полетел вниз.

В 1942 году март был солнечным да погожим. Боевое охранение, для которого пурга - мать родная, бога молило ниспослать снежное ненастье.

10 марта лейтенант Василий Петров получил приказ от командира 15-го отдельного пульбата срочно прибыть в штаб 23-го укрепрайона. Встал на лыжи и - на одном дыхании к Корабельному ручью, где и находился штаб. Его провели в одну из землянок. За столом сидели майор и подполковник. Говорил майор.

- Лейтенант! Вам поручается очень важное задание командования. Мы тщательно изучили ваше личное дело. То, что вы умеете ходить на лыжах, хорошо ориентируетесь на местности, являетесь кандидатом в члены партии большевиков, и определило наш выбор...

Далее старшие командиры объяснили Петрову, что он назначается командиром разведгруппы особого назначения. Люди в группу уже подобраны, и через два часа подойдут к подножью горы Парахарю. Там в режиме строгой секретности они будут готовиться к заданию. Начало операции назначено на 20 марта. Непосредственно задача будет поставлена накануне выхода в тыл.

Петрова покормили в штабной столовой и отправили к месту встречи со своими новыми подчиненными.

Кто хоть раз пересекал перешеек между Рыбачьим и Средним, не мог не обратить внимание на причудливой формы гору, обрамляющую перешеек с западной стороны. Нагромождение утесов, расщелин и ложбин - идеальное место для подготовки разведчиков.

Тренировались три раза в сутки - два раза днем, раз ночью. В обязательную программу входили бег на лыжах упражнения в стрельбе, метании гранат.

19 марта разведчики готовились к выходу в тыл врага. Ближе к вечеру приехал начальник политотдела подполковник Шабунин. От него солдаты впервые услышали задание:

- По маршруту казармы Ивари - 6-я погранзастава - высота 141,0 - озеро Ора-ярви выйти к дороге Петсамо - Титовка. Установить наблюдение за движением транспорта. Заметив штабную машину, уничтожить охрану и взять пленного. Обязательно, подчеркнул подполковник, язык должен быть офицером. Документы забрать все, какие окажутся в машине...

Шабунин отбыл, а Петров склонился над картой. Беглая прикидка показала, что им предстояло пройти по тылам врага больше 40 километров, а если учесть гористую местность, то и все 60.

В ночь с 19 на 20 марта пересекли линию боевого охранения. Обогнули минное поле на пути к бывшей шестой погранзаставе. Петров дал команду остановиться и подождал шедшего замыкающим младшего лейтенанта Козакова.

- Как? Все в норме? - спросил тихо.

- Какое там. Лыжня остается как борозда. Через пару часов немец на хвосте будет.

Впереди была лощина, поросшая березняком. Петров довел группу до обрыва и резко свернул к заливу. С трудом спустились к берегу.

- Снять лыжи. Осторожно за мной, - дал команду лейтенант.

До залива Питка-вуоно шли вдоль берега по обледеневшим валунам. Было тяжело, но этот маневр давал хоть небольшой шанс запутать следы.

От Питка-вуоно вглубь материка тянулась лощина с низкорослыми березами. Разведчики вышли в заросли, но буквально через сотню метров березки сошли на нет и отряд оказался на совершенно чистом участке, окруженном к тому же сопками, - идеальное место для ловушки. Пришлось вернуться обратно к спасительным деревцам.

День провели, зарывшись в снег. Кое-кто умудрился с час покемарить, остальные вполголоса рассказывали друг другу о своей довоенной жизни. Сержант Гуртовой посмешил анекдотами. Впрочем, и без того смешного вокруг хватало, стоило, например, посмотреть, как твой же товарищ пытается лежа справить нужду.

Едва стемнело, как разведчики отправились в дальнейший путь. В настоящее горное восхождение превратилось преодоление ущелья Кернавааким. Надо же было такому случиться, что уже на вершине хребта оборвалась и улетела вниз запасная лыжа у красноармейца Варикина. Около часа ушло на бесполезные поиски пропажи. Вокруг господствовали одни скалы. Белое безмолвие, тишина, покой.

По-весеннему конопатый красноармеец Шаршихин не удержался:

- Братцы родные, а красотища какая! И войны как будто нет. Бревен бы сюда, избушку срубить, да рыбку ловить. И Настю мою... Эх!

Целый день блаженствовали в ущелье. Наверное, впервые на фронте знаменитые спиртовые пакеты, прозванные солдатами "жми-дави", употребились по назначению: для подогрева воды. Солдаты сварили суп, заварили чай, просушили на солнце портянки.
В 2 часа 40 минут 23 марта вышли на дорогу Петсамо - Титовка. Устроили засаду. Ефрейтор Постьев выдвинулся метров на 500 в сторону Петсамо. Примерно на таком же расстоянии от засады, но в сторону Титовки, замаскировался красноармеец Гунин. В их задачу входило сигналами предупреждать о приближении машин. Не прошло и получаса, как просигналил Постьев. Вслед за этим из-за поворота показалась легковая автомашина. Трудно было определить, кто пассажиры и сколько их, но Петров подал команду к бою.

В задачу Файзулина входило убить шофера. Он тщательно прицепился и выстрелил, но неудачно. Машина только вильнула и увеличила скорость. Было видно, как в салоне засуетились два пассажира. Гунин стал стрелять по колесам. Автомобиль резко развернулся и, поднимая снежную пыль, вылетел на обочину. Открылась дверь. Водитель вывалился на снег, но тут же поднялся и, сильно хромая, побежал вдоль дороги в сторону Титовки.

Пассажиры оказались убитыми. Казаков осветил фонариком салон, и в этот момент раздался крик Барикина:

- Машины!

Все увидели, как на перевал со стороны Титовки медленно выползают два грузовика.

- Уходим! - скомандовал Петров.

Он несколько изменил направление и через небольшой перевал вывел группу в уже знакомое урочище. Вот и место, где они так блаженно отдыхали всего несколько часов назад. Однако теперь было не до красот. Не успели достичь середины озера, как показались егеря. Они явно настигали разведчиков. Что делать? Если у егерей есть рация, то они наверняка уже оповестили всех о направлении движения разведчиков и о численном составе отряда. Впереди их ждет засада. Необходимо было избавиться от преследователей. Без боя не обойтись.

Справа от озера уходила узкая расщелина. Отряд повернул к ней, и тут Петров скомандовал:

- Замаскироваться! Лыжи под себя! Приготовиться к бою!

Егеря приближались. Похоже, они потеряли разведчиков из виду. Вот немцы остановились. От группы отделился один лыжник, побежал поперек озера. У лыжни, оставленной отрядом, остановился, махнул палкой.

- Огонь! - дал команду Петров.

15 карабинов метнули смертоносные кусочки металла в сторону егерей. Те бросились на снег и поползли в разные стороны. Раздались ответные выстрелы, крики, стоны раненых. В этом скоротечном бою был тяжело ранен сержант Бойко. Пуля раздробила левую коленку и лишила возможности передвигаться великана ростом под два метра. Огромного труда стоило нести раненого, тем более передвигаясь на лыжах по гористой местности.

У подножья скалистой высоты 293,0 сделали большой привал. Время было около полудня. Сказывались усталость и бессонная ночь. Люди буквально валились с ног. Едва перекусили и предприняли попытку хоть немного поспать, как показался немецкий самолет. Он пролетел в сторону Муста-Тунтури, затем вернулся обратно и выбросил в сопки десант. Разведчики насчитали 25 парашютистов. Капкан захлопывался.

В 15 часов противники встретились на озере Сислукка-ярви. Перестрелка продолжалась около часа. С нашей стороны были ранены Васильев и Барикин. Немцы неожиданно ретировались, открывая дорогу рыбачинцам. Впрочем, это мало радовало, так как тут же показалась еще одна группа егерей со стороны моря. Теперь шансы выбраться из западни были равны нулю.

Бойко и Барикин обратились к командиру:

- С нами вам все равно не выйти. Оставьте патронов и уходите, мы прикроем. И еще дайте по гранате.

Как ни тяжело было, но Петров вынужден был согласиться. Разведчики помогли раненым товарищам занять позицию среди прибрежных валунов. Обнялись на прощанье и, прижимаясь к берегу, поползли в северный конец озера. Если верить карте, там должен быть каньон, соединяющий это озеро с соседним. Было слышно, как позади прикрывают их огнем Бойко и Барикин. Мы так никогда и не узнаем, как погибли эти бойцы. Своей смертью они помогли товарищам на время оторваться от преследователей. Впрочем, ненадолго.

Не прошли и сотни метров, как оказались на краю обрыва. Внизу было видно озеро в форме ступни человека. По берегам березки. О спуске на лыжах не могло быть и речи. Петров приказал снять лыжи и осторожно спускаться к озеру. Едва достигли середины спуска, как на гребне высоты слева показались егеря.

Не предпринимая никаких действий, они наблюдали за нашими солдатами.

- Нас выпасают, как стадо коров, - бросил в сердцах Козаков.

- Да, - согласился сержант Гуртовой, - похоже, что их устраивает то направление, по которому мы идем...

Вышли на озеро. Еще перевал - и шестая погранзастава. И тут тишину разорвали длинные пулеметные очереди. Перекатываясь по снегу, Петров отметил про себя, что против них выставлено два станковых и четыре ручных пулемета. Оставаться на озере - значит погибнуть.

- Ребята! В атаку! - что есть мочи закричал командир. Он поднялся и побежал немного левее, там строчил только один ручной пулемет. Под прикрытие камней прибежали немногие. На озере навечно остались Козаков, Гунин и Шаршигин. Сам Петров получил ранение.

Огонь немного ослаб. Из-за ближайших валунов послышалось:

- Иван! Сдавайся! Твоя дела плохо!

- А хрен вам! - крикнул Гуртовой. Он поднялся во весь рост и бросил в сторону егерей гранату, но тут же упал от метко посланной пули.

Петров подполз к красноармейцам Латыкову и Васильеву.

- Мы тут пошумим и вас прикроем, а вы берите левее и через заставу к своим. Доложите обстановку и попросите помощи.

Петров, Файзулин, Постьев, Беляев и Печенюк помощи так и не дождались. Только в 1983 году нашли их останки и захоронили у Муста-Тунтури.

Латыков и Васильев сумели доползти до бывшей погранзаставы. Здесь они заспорили, как действовать дальше, и в итоге разошлись. Около четырех часов ночи Латыков наткнулся на немцев и, прижав гранату к груди, выдернул чеку... Васильев сумел проползти между двумя пулеметными точками и попытался выбраться к заливу. В 150 метрах от воды он наткнулся на 14 трупов красноармейцев. Среди погибших случайно увидел своего знакомого санинструктора из 135-го стрелкового полка. Полез к нему в карман в надежде найти и забрать документы - и тут раздался взрыв мины.

25 марта в 7 часов утра из района боя выполз в боевое охранение сержант Ахмедшин. Он был ранен в руку, бедро, шею и нос. В архиве сохранилась запись его рассказа о последнем бое разведчиков:

"...В живых никого не осталось. Кто был ранен, того немцы добивали. Ко мне подошли четыре немца, осмотрели руки и карманы. Забрали револьвер. Пытались снять сапоги, но не смогли. Два раза выстрелили с близкого расстояния. Одна пуля задела шею, вторая бедро. Долежал до темноты и пополз к своим, здесь меня и подобрала группа лейтенанта Сердюкова".

В марте 1989 года мы повторили часть маршрута разведгруппы лейтенанта Петрова. Суровая красота заполярных сопок никак не вязалась с той трагедией, которая там разыгралась в далеком 1942-м. Жаль, что камни молчат."

С небольшими вариациями текста также здесь: http://blockhaus.ru/...pic=23229&st=40

Не нашел на картах таких топонимов. :crybaby: Буду рад подсказке.

  В рассказе Орешеты есть ряд  существенных неточностей и вольных допущений, вероятно связанных с тем, что данные немецкой стороны не были доступны на момент написания, а взятые из книги немецкого автора строки не совсем верно отражают то что в действительности происходило (т.к. значительная часть событий описанных в немецком жбд и отчетах сокращена буквально до нескольких строк). Но если история группы Петрова Василия Петровича хоть как-то освещена, то совершенно не упомянута на данный момент ни в одном литературном источнике другая разведгруппа действовавшая практически "параллельно" на данном участке.
 
  Менее чем за сутки до гибели разведывательной группы Петрова в том же районе при возвращении с боевого задания погиб еще один отряд. Разведывательное подразделение было выделено из состава 135 стрелкового полка (позднее 254 бригады морской пехоты),  командиром был назначен младший лейтенант Кокарев Николай Егорович, а группа Петрова ,напомню, была сформирована из 15 отдельного пулеметного батальона. Фактически обе группы прошли линию фронта с разрывом менее чем в сутки в одном и том же месте- по осушке губы Малая Волоковая ночью 19/20 и 20/21 марта 1942 года соответственно. И возвращались через тот же район. Соответственно группа Кокарева в ночь с 23 на 24 марта, а группа Петрова в ночь с 24 на 25 марта 1942 года.
 
  Вероятно обе группы имели сходные задачи, группа Петрова должна была атаковать легковой автотранспорт и взять пленных на Руссенштрассе ( с расчетом на офицеров), те в глубоком тылу немецкой дивизии, в предверии апрельско-майской  наступательной операции.
 
  По ОБД мемориал потери пробиваются за 19 марта 1942 года. На самом деле это день когда группа Кокарева была отправлена в немецкий тыл, вся группа погибла и подробностей о ее действиях с нашей стороны нет...    В некоторых документах бойцы значатся как пропавшие без вести. В одном из документов все  перечислены как погибшие в тылу противника в районе 6 пограничной заставы, что в общем соответствует реальности. Вероятно останки наших бойцов были обнаружены группами отправлявшимися для поиска позднее. Поэтому и значатся  погибшие в тылу противника. Так известно что в район гибели группы лейтенанта Петрова была отправлена группа лейтенанта Сердюкова. 
 

Напутал даты. Петров прошел линию фронта с 19 на 20 марта, Кокарев с 18 на 19.






ratisbons.com
Информационные страницы

Лучший Форум военных коллекционеров